Как я ходила на мессу

Isten a szeretet

Мы живём неподалёку от католической церкви, и звон её колоколов регулярно напоминает нам об этом. Вот и сейчас, когда я пишу эти строчки, за окном, помимо пения горлиц, слышится чистый колокольный звон.

Каждый раз, когда звучат колокола, мне хочется сорваться с места и бежать вприпрыжку на мессу. Да, вот такое немного странное желание, ведь я никогда не бывала на мессах и не знаю, каково это – быть там.

И вот однажды мы так и поступили – услышав знакомый звон, поспешили к храму. Быстро шагали лесными тропинками, вдыхая аромат лип и разных диковинных цветов. Великолепная пранаяма в сочетании с ароматерапией!

Небольшой тенистый дворик, маленький прудик с лотосами и красными рыбками. В центре прудика бьёт фонтан, по камням прыгают скворцы, то и дело опуская клювы в воду, чтобы сделать глоток. Топорщат пёрышки, деловито встряхиваются.

Двери церкви открыты, и мы осторожно поднимаемся по каменным ступеням. Заходим. Внутри небольшой зал, прохладно, деревянные скамьи, белые стены, украшенные стволами деревьев, очень необычно. Присаживаемся.

Священник говорит что-то по-венгерски – его речь напоминает бегущий по камням ручей, одновременно и плавный, и журчащий. Я закрываю глаза и расслабляюсь в непонятном речевом потоке, не в состоянии распознать ни единого слова. Какое-то странное облегчение накатывает на слегка утомлённую жарой голову.

Ритуалы с толстыми книгами, расписными покрывалами и даже необычной формы светильником так же непонятны, как венгерская речь. И это тоже повод расслабиться и пойти ещё глубже внутрь себя.

И вот священник спускается со своего подиума и, как мне кажется, направляется к своей пастве в зал. Почему-то в тот момент я подумала, что вот сейчас он будет спрашивать каждого о чём-то очень важном. Но что я смогу сказать? Внутри возникает лёгкое замешательство – я вообще не говорю по-венгерски! И вдруг на ум приходят единственно известные мне на этом языке слова: Isten a szeretet. Бог есть любовь. Вздох облегчения. Мне есть что сказать! В тот момент я очень ярко ощутила эту фразу своим спасением.

Но священнослужитель отправился не к пастве, он повернулся к небольшой дверце в стене, открыл её и поставил в нишу причудливый белый светильник.

“Истен а серетет”, – продолжаю повторять я про себя и тут понимаю, что кто-то очень внимательно изучает меня. Господь, это Ты? Направляю взгляд чуть в сторону – девчушечка, месяца четыре от роду, у папы на руках, смотрит на меня карими глазами-бусинками. Я улыбаюсь ей, и она тут же отвечает мне улыбкой. Я подмигиваю, и она начинает смеяться. Я делаю вид, что очень серьёзна, девчушка сначала хмурится, а потом снова смеётся… Так и проходит время проповеди.

Мы возвращались теми же лесными тропками, а потом долго сидели на берегу озера и просто смотрели вдаль. Я вспоминала мессу и думала о том, что Даршан Господа бывает очень неожиданным. На торжественной службе под речь священника и величественную органную музыку Он может посмотреть на тебя невинным и чистым взглядом маленького ребёнка. Язык Бога очень прост, и это любовь.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Post Navigation