Цель творения, или что забыл Брахма

brahmaГоворят, что Брахма, первотворец Вселенной, забыл, зачем он создал этот мир. Мир оказался настолько красивым, что он очаровался им. Точнее ей. Поскольку созданный им мир предстаёт в женском образе, в образе дочери Брахмы. Она решила обойти вокруг него, чтобы выразить своё почтение как отцу, но он уже забыл, что она дочь. Она была необыкновенно прекрасна. Брахма очень не хотел упустить её из виду и внезапно стал четырёх-головым, чтобы сопровождать чудесное творение взглядом, где бы она ни находилась – на западе, востоке, севере или юге. Творение Брахмы называют Майей.

И всё-таки, зачем Брахма создал мир? Творцу стало скучно, и он захотел познать себя. Но разве «один» может познать сам себя? Для познания нужен «другой». Чтобы происходило наблюдение, нужен и наблюдатель, и объект этого наблюдения. Творец – это наблюдатель, объект наблюдения – творение.

Как часто наблюдатель теряет себя в объекте наблюдения, забывая о первоначальной своей цели! Наш внутренний Брахман творит реальность вокруг, эту внешнюю Майю. И забывает о том, что окружающий мир создан для того, чтобы мы познавали себя, а не увлекались им и не погружались в него всеми четырьмя головами.

Йога – это постоянный процесс вспоминания цели творения, двигатель которого – чувство разъединения и разлуки. И где-то глубоко внутри мы знаем, что разлука эта не с материальным миром, а с душой.

Для меня йога – это движение через пространство и время, которые создают чувство разделённости, движение за их пределы, где 1+1 – это не 2, а всё также 1.

Эй, птицы в небе!


Эй, птицы в небе!
Вы что ж так разогнали воздух, что облака совсем забыли про покой.
Несутся, оставляя позади самих себя. Всё небо в белых перьях.
А высоко над ними – синева, по глубине сравнима только с духом,
который погрузился сам в себя, чтоб в тишине познать причину ветра.

Тайная мечта каждой двери

keyМы рассуждаем о духовности, но не можем объяснить словами, что это такое. Конечно, слова могут быть очень услужливы, и вот уже спешат на помощь «осознанность», «бесконечность», «душа», «божественное»… и ещё десятка три сочетаний звуков и букв, которые формально означают что-то, но не будучи пережитыми человеком, остаются пустыми, и со временем сам человек может потерять интерес к ним, а заодно и к тому, что они значат.
Трудно ступать в неизвестное, не чувствуя под ногами почву своего личного опыта. Именно опыт мостит дорогу и делает её ощутимой.
Понимание духовности начинается с шагов в физической реальности, с того, что можно легко ощутить. Что может быть ближе и доступней, чем собственное тело человека? Почему бы именно с него не начать духовное путешествие? Как? Очень просто. Для начала надо стать очень внимательными к себе и своим ощущениям. Я сказала «просто»? На самом деле, это может оказаться гораздо сложнее долгих и умных разговоров на духовные темы, ведь тело и его ощущения – это то, что есть здесь и сейчас. Здесь и сейчас – это самая близкая, и в то же время самая неуловимая точка пространства и времени. Пространство – это скважина, время – ключ, входящий в неё.
Духовность начинается с внимания. Замолчите, остановитесь, закройте глаза и начните наблюдать своё дыхание – вдохи, выдохи и паузы между ними. Слушайте звук дыхания, чувствуйте движение воздуха, ощущайте прохладу вдохов и тепло выдохов. Поверните ключ в замочной скважине и откройте дверь. Тайная мечта каждой двери – быть открытой. Станьте частью этого открытия… А потом попробуйте поговорить о том, что такое духовность :)

Про числа в жизни. Зарисовка

DSC01927-2Камень – единица, круги по воде – девятка. Если вы хотите познать нумерологию, бросьте камень в воду и наблюдайте. Вы можете спросить, а если зима, если озеро замёрзло и вода превратилась в лёд? Всё равно бросьте камень. Зачем вам носить с собой эту тяжесть? А когда он ударится об лёд, спросите себя: что в этой ситуации единица, а что девятка?

О Счастье

da&hk«Счастье – ваше право от рождения», – сказал Йоги Бхаджан. И это подразумевает, что каждый человек изначально Будда, то есть, я хотела сказать, что каждый человек изначально счастлив. И пусть говорят некоторые, что человек рождается в боли и страдании, но изначальная его природа – счастье.

Психологи, физиологи, социологи трактуют счастье по-разному – от наличия денег, друзей, богатства, до выработки гормонов счастья – эндорфина, серотонина, дофамина. Мы же будем говорить о счастье как о внутренней «тихой» радости, удовлетворении, ощущении полноты и осмысленности жизни. Именно эти качества сейчас в таком дефиците! Сколько счастливых людей окружает вас? А сколько несчастливых? Почему людей, не испытывающих счастье, так много?

Счастье, данное нам при рождении как дар, «благополучно» потерялось, как только начали формироваться наши привычки к негативным эмоциям, главные из которых – гнев, обида, печаль. С самых первых своих дней мы росли и воспитывались в рамках древней и жёсткой традиции, культивирующей страдание. Мама уезжает в командировку. Маленькая дочка плачет: «Мама, мне будет плохо без тебя». «Мне тоже, дорогая!» То есть «ты будешь страдать, и я тоже буду страдать». Любовь, скреплённая узами страдания. Нас не учили говорить любимому человеку: «Желаю тебе хорошо и плодотворно провести время. Я не буду переживать, я буду заниматься своими делами, наполнять себя и свой внутренний мир, чтобы когда мы увидимся, нам было ещё лучше и интереснее друг с другом». Многих устраивают отношения взаимного страдания, они достаточно комфортны, в них есть место жалобам, но, увы, нет места счастью.

Счастье – это, в первую очередь, выбор быть счастливыми. Такой выбор – очень серьёзный шаг, потому что, делая его, мы полностью принимаем на себя ответственность за своё состояние. Запомните, быть счастливыми – это ваше внутреннее обязательство, данное вами только вам самим. Это очень глубоко и интимно, здесь есть только вы и вы, и пожалуйста, не вмешивайте в это никого другого.

Счастье – это, во вторую очередь, труд, это кропотливая упорная систематическая работа. Нам необходимо развивать в себе привычку быть счастливыми, в самых разных обстоятельствах, в самых сложных ситуациях. Обещание счастья – это не то же самое, что обещание того, что у вас никогда не будет никаких проблем. Сложности никуда не денутся, они всегда есть и будут, но, как сказал Йоги Бхаджан: «Когда вас посадят на раскалённую сковороду, вы перенесёте это с достоинством и добродетелью».

Есть разные инструменты развития привычки к счастью. Кундалини йога – лишь один из этих инструментов, надо сказать, один из очень эффективных. Но помните, без обязательства – ничего достичь нельзя, все достижения будут мимолётными, до первого повода к страданию – плохая погода, неприятный разговор, досадная простуда…

Счастье очень активно и проактивно. Оно не о том, чтобы сидеть и ждать, когда нас «накроет» блаженство. Счастье тренирует себя, «качает» физические и духовные мышцы. Если нужно действовать, оно без колебаний действует. Если нужно бездействовать, оно сидит и терпеливо ждёт. Всё это не означает, что счастливый человек никогда не злится, не обижается, не печалится, не беспокоится, он же живой! Но в одной и той же ситуации несчастливый человек становится жертвой негативных эмоций, а человек с «накачанной» мышцей счастья видит свет в конце тоннеля, он составляет план своих действий и с учётом обстоятельств реализует его. Так или иначе он сохраняет верность своему выбору – быть счастливым.

Счастье благодарно. Как часто вы благодарите себя, других людей, Бога? Если часто, то вы уже счастливый человек. Если не часто или совсем никогда, то наоборот… Счастье и благодарность – здесь прямое соотношение. Развитие отношения благодарности равно развитию привычки к счастью. Не бойтесь и не стесняйтесь благодарить, и поверьте, вокруг найдётся очень много поводов для благодарности, если вы посмотрите на мир чуть-чуть иначе, чуть более открытыми глазами, чуть более добрым сердцем и чуть более спокойным умом, вспомнив о том, что сам Господь Бог при самом вашем рождении сделал вам прекрасный подарок – право быть счастливыми.

Удержать Луну

полнолуниеУдержать Луну в сите переплетённых пальцев. Дождём, ложащимся на асфальт ледяным ковром, утолить жажду солнца. Вдохнуть весну в тот момент, когда сердце сжалось от страха, что зима будет вечной. Вечерним звоном колоколов храма, который всегда с тобой, обнять свою душу. «Люблю тебя», — нежно шепнуть ей на ушко. И улыбнуться. Ловец потайного света, из серебряных нитей Луны я плету сеть, которой поймаю Солнце.

В Кикинду к ушастым совам

dsc02026Сбылась наша мечта, мы с Дхарам Атмой побывали в Кикинде. Кикинда – это небольшой городок в Воеводине, автономном крае Сербии, который на несколько месяцев в году становится не чем иным, как Европейской совиной столицей. Каждый год с конца ноября до середины марта кроны деревьев в самом центре города служат местом обитания ушастых сов. Почему-то они зимуют именно в центре города.

Приехав в Кикинду, мы с ДА загадали, кто первым увидит сову, тот молодец. Шли по городу, не опуская головы, внимательно всматриваясь в кроны высоких деревьев. В итоге абсолютно одновременно воскликнули: «Вот она!» Так что молодцы оказались оба.

dsc01963И началось! Одной совой, конечно, дело не закончилось – только на одной сосне мы насчитали их в количестве двадцати! Это было похоже на совиную лихорадку – нам было так необходимо и настолько важно увидеть как можно больше этих ушастых созданий. Мы смотрели на них, а некоторые из них с интересом (по крайней мере, мне показалось, что с интересом) смотрели на нас.

Между тем, Кикинда примечательна не только совушками – и периодически мы переводили внимание на красивые яркие здания, на солнечные часы, что на южной стене православного храма, которые, кстати, идут абсолютно точно, на копию мамонта в натуральную величину, кости которого откопали неподалёку от города. Однако снова и снова мы оказывались под деревьями и, запрокинув головы, искали сов. Мой фотоаппарат, кажется, даже нагрелся от постоянной работы.

dsc02088Местные жители совушек любят и всегда готовы подсказать туристам места, где их больше. Одна бабушка, проходя мимо нас, посетовала, что в этом году сов мало, вот бывало, что их не сосчитать. Но для нас и дюжина сов на одной берёзе – это настоящее чудо.

В какой-то момент к нам подошёл дедуля с фотоаппаратом. Мы подумали, что он тоже снимает птиц, но он захотел запечатлеть нас! Мы ему говорим: «Совы», а он нам: «Не, не совы, я хочу русских друзей сфотографировать». Ну что ж, у каждого свои достопримечательности :)

А теперь задачка: каждую ночь совы улетают на охоту в поля к фермерским хозяйствам. За одну ночь одна сова съедает трёх мышей. Всего за зимний период совы съедают 15 млн. мышей. Сколько сов зимует в Воеводине?

Когда птица летит

Когда рыба плывёт, она плывёт и плывёт, и у воды нет конца. Когда птица летит, она летит и летит, и у неба нет конца. (Догэн, Сёбогэндзо)

img_3554-1Когда я пытаюсь контролировать пределы моего пространства, это проявление страха. Когда мне нужна чёткая карта с обозначением точки, где я нахожусь, это моя неуверенность в себе.

Но ведь делая вдох, я не задумываюсь над тем, хватит ли мне воздуха. Я просто дышу. Делая шаг, я не сомневаюсь в том, что мне хватит для него места. Я просто иду. В каждый момент времени мне хватает всего того, что нужно именно для этого мгновения.

Смятение рождается тогда, когда я делаю шаг за границу своего пространства, туда, где меня сейчас нет. Но как рыба не может жить без воды, а птица не может жить без неба, так и я – как я могу жить там, где меня нет?!

Зимнее солнце

img_3544Зимнее солнце не поднимается высоко, и потому его свет останавливается в окнах невысоких домов, ложится на черепичные крыши, задерживается в кронах деревьев, давая возможность теням устраивать игры на улицах города. Тени – это гонцы света, его продолжение. Это штрихи, которыми свет рисует свои картины. Это акценты, без которых не понять чего-то важного. Не будет света, не будет теней. Их игра делает яркими прилавки новогодней ярмарки. Она касается фасадов старинных зданий, ёршика зелёной травы газонов, затёртых камней мостовой, острых шпилей соборов, сверкающих труб и больших красных барабанов балканского оркестра, в котором каждый музыкант стремится выразить только себя, не обращая внимание на мелодию и общий ритм. И кажется, что лишь чудом эта музыка обретает гармонию на фоне света и тени, улыбок и задумчивых взглядов, грусти и радости, жарких углей, на которых готовятся сладкие калачи, и морозного ветра, заставляющего поднять повыше воротник. Зимнее солнце хочет быть ближе к этой выражающей только себя саму жизни, и потому оно не поднимается высоко.

Дым из печных труб

magla

Вчера вечером дым из печных труб прижимался к земле, хотел обнять её или удушить. Может, просил о чём-то, а может, предлагал то, что мог предложить – всего себя, как есть, без остатка. Он клубился в жёлтых пятнах света под фонарями. Он ложился на влажные булыжники мостовой. Мы шли по улице и чувствовали, как он забирался к нам в волосы, за воротник, как пропитывал собой шарфы и перчатки. Подумать только, ему зачем-то понадобились наши перчатки!

Мы не противились, да и как это было возможно. Прямо от Кафедрального собора пошли по улице Харамбашичева в сторону Кера. Этой улице к лицу туман вперемешку с дымом, сколько загадочных историй скрывается за этими серо-фиолетовыми кулисами. Но оставив эти истории времени – они ведь его актёры, пусть репетируют – мы повернули на Делничку.

Вот он, этот дом с барельефом из двух ликов, тёмного и светлого. Случайно или нет, на улице Делничка отделяется свет от тьмы? Рядом «Мали отель» с закрытым двориком, в котором царит тишина, и только когда разговорчивым венграм не спится, она пугается и прячется под высокими голубыми ёлками. Мы жили в этом отеле, знаем, как прячется тишина. А когда она спряталась, то кто может защитить тебя от шума? Может, дым из печных труб?

В туманном районе Кер мы искали дом, где живёт Аня. Последний этаж, два мансардных окна, это всё, что нам было известно. Может, этот дом, может, тот, на самом деле, это было совсем не важно. Когда чувствуешь мгновение, то разве обращаешь внимание на время, в котором миг теряет себя, как капля в реке? Остановившаяся река затапливает луга, остановившееся мгновение наполняет душу через край. И уже не надо ничего искать.

Вечерние улицы, размытые туманом многоточия фонарей и дым из печных труб, закрашивающий все яркие пятна широкой и мягкой кистью. Мы были частью этого вечера, такой же временной, как и он, потому что сегодня уже наступил новый день, и он выдался солнечным, ярким, ветреным. Совсем другая игра, и как будто совершенно другие актёры! Вот и спрашивай теперь дым, куда же он подевался. Неужели остался весь в наших пропахших им перчатках?