Как пройти в Филадельфию

DSC09807Утро было прохладное и туманное. В такое утро коты обычно остаются дома, располагаясь поближе к нагретым камням камина, хранящего тепло с вечера. Это то время, когда котам хочется быть в пространстве уюта, пусть даже слишком спокойного, слишком мягкого. Но люди не коты. Человек, эта вечная загадка Бога, даже в такие минуты утренней неги и домашнего тепла, не обращая внимания на паузы между мыслями, словами и делами, умудряется беспокоиться о чём-то, что с точки зрения котов не только не представляет значимости, но и вредит размеренному медитативному укладу жизни.

В то утро Ясна Тот наскоро покормила котов и, покидав в свой видавший виды рюкзак какие-то случайные вещи и накинув светлое пальто, решительно открыла дверь дома, чтобы ступить за порог. Свежее утро выдохнуло ей в лицо мокрым холодным туманом, капельки которого остались на коже, вызывая лёгкую дрожь во всём теле. Она сделала первый шаг, который, как известно, бывает тяжелее второго…

И вот уже через несколько секунд Ясна оказалась в объятиях осенних улиц города, стены домов которого были в несколько раз старше её прабабушек, а деревья, так безропотно отдавшие свою листву поздней осени, не уступали мудростью даже самому мудрому из всех знакомых ей котов.

Этот город всегда учил её жить настоящим, может быть, потому, что сам он с уходящей на несколько веков назад историей и с завидной устремлённостью в будущее неизменно был здесь и сейчас: в каждом камне мостовой, в каждой башне своих старинных зданий, в каждом оттенке цвета вечнозелёных туй. Город, примиряющий непримиримое, выравнивающий то, что невозможно выровнять, обнадёживающий тех, кто потерял всякую надежду. Однако за эти необычные по меркам простого человека услуги он требовал серьёзную плату – доброго внимания к себе. Ясна Тот услышала в голове эту фразу “внимания к себе” и задумалась – “к себе” это к кому?

– Извините, вы не могли бы подсказать, как пройти в Филадельфию?

Ясна вздрогнула от неожиданности вопроса. Перед ней стояла женщина средних лет и улыбалась так, как только могут улыбаться иностранцы в незнакомом городе, да и сербский, на котором был задан вопрос, выдавал в ней человека из другой страны.

Ясна хотела спросить, зачем ей это странное место, но потом подумала, что её город никогда не ошибается, и не направляет людей по ненужным адресам. Она вспомнила, как однажды тоже искала Филадельфию, оказавшись в чужом городе. Вспомнила, что в то прохладное осеннее утро была чем-то расстроена и, покидав в рюкзак случайные вещи, шагнула за дверь. Долго бродила она тогда по незнакомым улицам, пока не увидела ту слегка взволнованную женщину в лёгком светлом пальто. Ясна спросила её, с трудом подбирая слова на языке, который был ей плохо знаком, о том, как пройти в Филадельфию.

Ответ незнакомки был неожиданным для ума, но таким близким и понятным для сердца:
– Здравствуй, это я, и я хочу пригласить тебя к себе, ну то есть к самой себе.

Ясна Тот вспомнила, что с тех пор этот город стал ей родным, город, требующий не много ни мало, но доброго внимания к себе. Вспомнила и поспешила домой, туда, где у нагретых камней камина её ждали тёплые медитативные коты. Всё-таки иногда люди тоже бывают мудрыми…

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Post Navigation