Category Archives: Поэзия жизни

Зимнее утро

jutroЗимнее утро бывает очень нежным. Оно не торопится, оно может прийти с холодным молочным туманом и вылить его в настоянный на запахе печного дыма ещё морозный с ночи воздух. Оно попрячет в этом утреннем коктейле и дома, и деревья, и ещё редких прохожих. Оно приглушит все звуки, и перезвон колоколов храма, что совсем неподалёку, будет казаться эхом мелодии, переливающейся из одного кувшина бесконечности в другой. Зимнее утро не спешит, оно даёт глазам привыкнуть к мягкому свету, и только затем открывает завесу, впуская солнечный свет. Оказавшись на сцене утра, свет сначала застенчиво улыбается, а потом становится всё ярче и уверенней, заполняя собой всё пространство, проясняя краски, приближая звуки. И всё это происходит так плавно, что ты не сразу понимаешь, когда же туманное утро уступило место солнечному дню.

За левым плечом Девы

2017-10-21 21.24.14

 

За левым плечом Девы осыпаются жёлтые звёзды, верхушки деревьев открываются небу, сбрасывая листву, обнажая себя грядущим дням, холодным, прозрачным, чувственным. Сокол в осенней выси кружит над храмом, высматривая добычу, и улетает ни с чем. Моя награда сегодня – откровение осени, красота дыхания этого дня, его мягкий выдох, в то время, как новый вдох – уже у меня на губах.

 

Адрес Деcятый

Числа и Смыслы. Нумерологические путешествия (продолжение)
Адрес Деcятый

Gul Baba utca, 10
Улица Гуль Бабы, дом 10

10Большой путь однозначных чисел позади – одиночество и импульс движения, нужда и стремление принадлежать, огонь и страсть творчества, замешательство и ощущение баланса, парадокс и шаг в неизведанное, молчаливое утверждение мира, прощение, очищение временем и вечное возвращение к истокам, совершенная медитация и наследие души в этом мире.

Путь заканчивается, чтобы начаться снова, и вот уже единица показывается в новом качестве, сопровождаемая ореолом ноля. Однако ноль может как усиливать свойства единицы, так и обнулять их до величины самого себя. В первом случае десятка – это чистое сияние, во втором – чистый нераскрытый потенциал, но в любом случае – сияние, яркое и утверждающее, либо робкое и лишь обещающее.

У сияния десятки нет источника, точнее сказать, нет одного источника, так как он находится повсюду, поскольку обладает голографичной природой. В каждом фрагменте представлена вся Вселенная в целом, всё в мире едино и взаимосвязанно. Никто не знает, как цветок, сорванный в далёком прошлом на одной стороне земного шара, может повлиять на исход президентских выборов на другой стороне земли в таком же далёком будущем.

В десятом измерении проявляется мудрость за пределами ограничений пространства и времени – универсальная мудрость, вечная мудрость, которую нельзя уничтожить, потому что даже будучи уничтоженной, она лишь приумножает себя, как семя, которое взрывается, по сути уничтожая себя как семя, лишь для того, чтобы произрасти новыми побегами и дать жизнь множеству новых семян. Бесстрашие десятки – это бесстрашие существования как такового – вне пространства и времени.

10-1Узкая улочка в Будайской части Будапешта, ручейком сбегающая практически к самой набережной Дуная, носит имя Гуль Бабы, суфийского поэта и философа. Есть красивая притча о том, как венгерский юноша Габор решил вступить в неравную борьбу с османским пашой Али за красавицу Лейлу. На стороне паши – власть, деньги, оружие, на стороне влюблённых – лишь их любовь. Нетрудно догадаться, чем закончилась бы эта история, если бы не тёплые чувства к влюблённой паре дервиша Гуль Бабы, который ухаживал за дивными розами во дворе мечети. Его имя так и переводится – отец роз. Узнав, что паша пленил юношу и собирается казнить его, Гуль Баба уничтожил ночью все прекрасные розы и сообщил паше, что так проявился гнев Аллаха. Испуганный паша немедля освобождает Габора. Счастливые влюблённые поклялись, что будут вечно приносить Гуль Бабе свежие розы. И когда дервиш умер, они высадили у его могилы столько роз, что получился новый сад поистине неземной красоты. Район Будапешта, где захоронен Гуль Баба, и по сей день называется “Холм Роз”.

Вот так десятка, читай “мудрость, бесстрашие и сияние”, дервиша утвердила красоту жизни и любви. И кто знает, как сорванные Гуль Бабой розы связаны с тем, что так много влюблённых пар гуляют по красивой набережной Дуная, целуются на скамейках в зелёных парках Будапешта, держатся за руки и смотрят друг другу в глаза, видя в них целую огромную Вселенную. Да наверняка и в жизни каждого из нас когда-то распустились розы мудрого дервиша, ведь в мире всё взаимосвязанно, а сияние души есть её изначальное качество, истина и суть.

Адрес Третий

Числа и Смыслы. Нумерологические путешествия (продолжение)
Адрес Третий

Jánoš Kalvin utca, 3
Улица Кальвина, дом 3

3Единица – это импульс жизни к существованию и воссозданию себя, два – зеркало, отражающее и увеличивающее этот заряд, а три – результат сложения усилий первых двух, дитя единицы и двойки.

Тройка – это уже не потенциал, скрытый в семени, и не чьё-то отражение, а яркое и явное желание выразить себя, свою самость, воплотить в жизнь смелые замыслы, заложенные в неё природой. Три – это действие, направленное наружу, как дерево, укрепившись корнями в земле и устремившись стволом в небо, раскидывает в стороны свои ветви. И каждый год, независимо ни от чего, следуя лишь закону природы и сущего, охотно направляет свои соки на формирование почек, за которым следует раскрытие цветка.

Цветам не важна оценка. Люди восхищаются ими, но они цветут не ради восхищения. Цветы дарят свой аромат просто так, не потому что кто-то просил их об этом. Это суть, которой наделила их природа, качество, подаренное Богом.

В назначенный час они осыпятся. Кто-то будет вздыхать, глядя на ковёр из лепестков, но в этом действе скрыто не меньше радости, чем в самом цветении, ведь увядание – это часть цикла, в конце которого будет получено новое семя, а значит, родится новая жизнь.

3-1Удивительно красива в первой половине апреля улица Кальвина в городке Мако, расположенном на юго-востоке Венгрии, в самом солнечном её регионе, недалеко от Румынской границы. Вдоль всей улицы цветут деревья сакуры. Розовые облака уже начинают проливаться на землю удивительным ковром из лепестков, и оказавшись на этой улице, ты чувствуешь себя неземным существом, ступающим по мягкому цветочному ковру под аккомпанемент птичьих трелей.

Аромат цветов сакуры наполняет до краёв каждый вдох, а опавшие лепестки делают шаги лёгкими и пружинящими. Лёгок путь, когда он в ритме с природой – твоей личной, земной, вселенской. Ты дитя этого творения, рождённое от союза духа и плоти, но ты и творец, раскрывающий свой потенциал, в котором когда-то проявятся новое семя и новая сила.

 

Каштан и капля росы

DSC02557В то утро дерево каштана стало моим учителем. Оно приковало моё внимание, и я, как капля росы, не могла оторваться от него. Я смотрела и смотрела на каштан и на эту каплю, я ждала, что вот – мгновение – и она полетит вниз.

Я очень хотела застать этот миг, зафиксировать его взглядом, запечатлеть в уме. И так мы смотрели друг на друга – прозрачная капля на каштане и я.

Я подумала: “А, может, она вечна?” Неподвижно и спокойно она сияла в утреннем призрачном свете. Как будто навеки соединив себя с ростком каштана. Я поверила в её вечность и расслабилась. Вдохнула полной грудью и легко отпустила выдох. Раз, и уже нет капли – улетела, рассеялась во множестве таких же, добавив прохлады утреннему туману.

DSC02564“Как же так?” – воскликнула я. Каштан посмотрел на меня с улыбкой, и я увидела, как в его листьях заиграли лучи очнувшегося ото сна солнца. Новый день спешил повстречаться со мной.

 

 

Красота говорит со мной

IMG_0880Красота говорит со мной – пронзительно и тонко. Она оголяет моё сердце, срывает все покровы ума, которыми он хочет уберечь себя от неё, от её остроты, открытости и откровенности.

Но нет никаких шансов не видеть и не чувствовать её. Она очень настойчива в своей тонкости. Как лезвие меча, как остриё копья, как яркий цветок магнолии на фоне синего-синего неба.

Напрасно я закрываю глаза в попытке убежать от неё – она уже во мне. По всему телу пробегает дрожь – Вахе Гуру Вахе Гуру Вахе Гуру Вахе Джио – и я сдаюсь. На её милость и на её силу.

И вот уже нет меня как и нет её. Только цветок магнолии на синем небе весны.

Эй, птицы в небе!


Эй, птицы в небе!
Вы что ж так разогнали воздух, что облака совсем забыли про покой.
Несутся, оставляя позади самих себя. Всё небо в белых перьях.
А высоко над ними – синева, по глубине сравнима только с духом,
который погрузился сам в себя, чтоб в тишине познать причину ветра.

Удержать Луну

полнолуниеУдержать Луну в сите переплетённых пальцев. Дождём, ложащимся на асфальт ледяным ковром, утолить жажду солнца. Вдохнуть весну в тот момент, когда сердце сжалось от страха, что зима будет вечной. Вечерним звоном колоколов храма, который всегда с тобой, обнять свою душу. “Люблю тебя”, – нежно шепнуть ей на ушко. И улыбнуться. Ловец потайного света, из серебряных нитей Луны я плету сеть, которой поймаю Солнце.

Метаморфозы ноября

img_1773Осень растаяла, побыв пару дней зимой. Жухлые листья провожают мокрый снежный покров, утекающий нехотя в канавки грязной дороги.

Так ли важно воде в какой форме проявлять себя? Сыпать ли снегом на лобовое стекло машины, чтобы упрямые дворники неутомимо ходили влево и вправо, как маятник в руках бесконечного времени. Или забраться холодной влагой в ботинки школьников, шлёпающих по лужам к старому зданию школы. Соскочить с голой ветки и упасть мокрым снежком на нос серой вороны. Или остаться неглубокими следами от лапок аккуратно ступающей по снегу внимательной кошки.

Быть снегом или дождём, а может быть, поймав шальной и нежданный луч, то ли солнца, то ли моего сердца, испариться в его тепле, и тогда я, вздохнув с облегчением, почувствую наконец свежесть и чистоту этого утра.

Касание океанов

bodjosМы встретимся там, где прикасаются друг к другу океаны, Тихий и Атлантический. Волна одного накатывает на гладь другого и сама становится ровной водой, а потом снова вздымается в небо, забыв изначальную каплю, из которой была рождена. Путаясь в своих именах, теряясь в небесных тучах. Отдавшись ветру, несущаяся наугад, позабытая пространством и временем. Пока наконец эти двое вспоминают о ней и решают, что пришла пора. И над северным городом южной страны в Европе проливается щедрый дождь. Родившаяся от прикосновения океанов волна спускается с неба и, рассеянная на множество капель, сверкает на листьях большого дерева. Я смотрю на него с террасы и думаю: “Какой ты красивый, Боджош. Как здорово, что мы с тобой встретились”.