Category Archives: Бог

Цель творения, или что забыл Брахма

brahmaГоворят, что Брахма, первотворец Вселенной, забыл, зачем он создал этот мир. Мир оказался настолько красивым, что он очаровался им. Точнее ей. Поскольку созданный им мир предстаёт в женском образе, в образе дочери Брахмы. Она решила обойти вокруг него, чтобы выразить своё почтение как отцу, но он уже забыл, что она дочь. Она была необыкновенно прекрасна. Брахма очень не хотел упустить её из виду и внезапно стал четырёх-головым, чтобы сопровождать чудесное творение взглядом, где бы она ни находилась – на западе, востоке, севере или юге. Творение Брахмы называют Майей.

И всё-таки, зачем Брахма создал мир? Творцу стало скучно, и он захотел познать себя. Но разве «один» может познать сам себя? Для познания нужен «другой». Чтобы происходило наблюдение, нужен и наблюдатель, и объект этого наблюдения. Творец – это наблюдатель, объект наблюдения – творение.

Как часто наблюдатель теряет себя в объекте наблюдения, забывая о первоначальной своей цели! Наш внутренний Брахман творит реальность вокруг, эту внешнюю Майю. И забывает о том, что окружающий мир создан для того, чтобы мы познавали себя, а не увлекались им и не погружались в него всеми четырьмя головами.

Йога – это постоянный процесс вспоминания цели творения, двигатель которого – чувство разъединения и разлуки. И где-то глубоко внутри мы знаем, что разлука эта не с материальным миром, а с душой.

Для меня йога – это движение через пространство и время, которые создают чувство разделённости, движение за их пределы, где 1+1 – это не 2, а всё также 1.

Другая Вселенная

hramЯ слышала, что звук не исчезает и длится вечно. Я представила себе другую вселенную, сотканную из звуков прошлого. Пространство этой вселенной – точка, которую нельзя измерить, а время – мгновение, которое живёт бесконечно.

Один краткий звук равен целой вечности. Но человек снова и снова произносит слова неутомимой молитвы, и с сердцем, пустым от отчаяния, и с сердцем, полным надежды. Снова и снова он приводит в движение языки колоколов храма, рождающих звук, который, как чашу, переполняет этот мир через край.

Господу было бы достаточно и одного звука, но с любовью и пониманием Он продолжает пускать в движение губы молящегося и водить рукой звонаря. И другая вселенная, сотканная из звуков прошлого, плетёт ткань настоящего.

Добрые соседи

angelОни были нашими добрыми соседями – ангел с якорем, другой ангел с крестом, мужчина с младенцем… Всего их было семеро, и мы проводили приятные весенние вечера под пение скворцов, уханье горлиц и звон колоколов большого, как обещание Бога, храма. Наши соседи неизменно молчали и часто умывались искристыми струями, которые с радостной силой вырывались из узкого сопла мокрого блестящего шланга.

И вот однажды они отбыли, уехали – во всём своём молчаливом очаровании, с ангельскими улыбками и незаметным простому взгляду обещанием счастья.

Я заскучала без них, и вот однажды вскочила с места: «Пошли, я знаю где они! Скорее!» Тенистой аллеей, мимо буйно цветущих кустов миллионов роз, мы поспешили на площадь перед городской ратушей.

StTrinityНа площади мы увидели их, наших, теперь уже бывших, соседей. Ангел с якорем, ещё один – с крестом, мужчина с младенцем… Всего семеро. Они стояли на постаменте и сияли в лучах солнца, они по-прежнему улыбались нам. И в какой-то момент мы услышали их, наконец-то заговоривших с нами, и удивились тому, каким понятным оказалось их наречие. На радостях мы разговорились и напомнили им про их обещание. И тогда они, продолжая улыбаться, попросили нас, чтобы мы сами обещали Богу быть счастливыми.

Народ вокруг радовался, звучала музыка и пел хор. Выступали мэр города, священник из кафедрального собора и многие другие, наверняка, хорошие люди. На площади перед ратушей проходило открытие памятника. В скульптурной мастерской под нашими окнами накрывали праздничный стол. Город праздновал. И это был праздник Святой Троицы.

Пунктуация

bird
Я считываю тире горизонтов. Я читаю все точки звёзд, запятые полуулыбок и приподнятых дуг бровей. Я учитываю пробелы, спотыкаясь об их безмолвие и цепляясь за шанс оставить немного и для себя, хотя бы фрагмент бесконечности, одну точку в Твоём многоточии…
Эк Онг Кар – одна надежда быть крошечной частью Тебя, одним знаком, пробелом, буквой, одним росчерком Твоего пера на чистой странице жизни.

Спасение Аттилы Йожефа

Это первый рассказ из задуманной мной серии «Перекрёстки», где встречаются люди, именами которых названы улицы Суботицы. Встречаются на перекрёстках улиц их имени.
И вот первая встреча – венгерского поэта, который трагически закончил свой путь, бросившись под колёса поезда, и Святой Терезы Авильской, святой покровительницы Суботицы.

József_AttilaБелый флаг одиночества, выброшенный на белое промозглое небо зимы – да кто же его заметит. Разве коснётся его самым краем заблудившаяся нота из мелодии грустной венгерской скрипки, да и то, пролетит потом мимо, быстро забыв о встрече. «В сердце сбой-перебой, как будто бы бьётся нечто иное в клетке грудной – не бренный комок, а простор ледяной…»
Пусть ничто не беспокоит тебя… Пусть ничто не пугает тебя…

Зима. День на излёте. Зачем-то ждёт ночи душа, измученная дневным светом. Как-будто ночь сможет укрыть её раны, спрятать – но от кого? Уж конечно, не от самой себя. «Зимняя ночь, зимняя даль, зимняя сталь колоколом гудят…» Все звуки в ночи сильней. «Ярче мысли – терпеть невмочь – блещет зимняя ночь»
Всё пройдёт. Лишь Бог неизменен… Терпение достигает всего… читать далее

Как я ходила на мессу

Isten a szeretet

Мы живём неподалёку от католической церкви, и звон её колоколов регулярно напоминает нам об этом. Вот и сейчас, когда я пишу эти строчки, за окном, помимо пения горлиц, слышится чистый колокольный звон.

Каждый раз, когда звучат колокола, мне хочется сорваться с места и бежать вприпрыжку на мессу. Да, вот такое немного странное желание, ведь я никогда не бывала на мессах и не знаю, каково это – быть там.

И вот однажды мы так и поступили – услышав знакомый звон, поспешили к храму. Быстро шагали лесными тропинками, вдыхая аромат лип и разных диковинных цветов. Великолепная пранаяма в сочетании с ароматерапией! читать далее

T/Free Spirit

cycleОднажды всё закончится. Зелёное пожелтеет, жёлтое потемнеет и рассыплется в прах. Но останется дух дерева, и он вытянет из земли соки и снова сделает листья зелёными.

Верить в то, что каждый миг необходим, что каждый шаг не напрасен и каждый твой вдох имеет смысл, значит верить духу, а значит доверять Богу.

Если нет этой веры, надо остановиться. Закрыть глаза. Вдохнуть, выдохнуть. Вдох – Сат, выдох – Нам. Или вдох – Со, выдох – Хан(г). Или просто вдох и выдох… Дышать так и слушать голос дыхания/духа внутри себя, пока не успокоятся мысли. А потом открыть глаза и увидеть яркую свежую зелень на фоне синего-синего неба. Ветер колышет её, и в бликах листвы солнце множится до бесконечности.

Каждый миг – перекрёсток пространства и времени. Можно вечно быть на распутье, а можно соединиться со своим дыханием и вспомнить, что это также вход в другую реальность, где живёт Дух, где творит Бог. Где никогда ничего не закончится.

первая ласточка

«Говорят, одна ласточка не делает весны; но неужели от того, что одна ласточка не делает весны, не лететь той ласточке, которая уже чувствует весну, а дожидаться. Так дожидаться надо тогда и всякой почке и травке, и весны не будет». Лев Толстой

DSC07918

Когда-то Господу стало одиноко, и Он создал мир, населив его существами всевозможных форм и размеров. Но никто, кроме самого Господа, не знает, как всё начиналось.

Возможно, первой Он выпустил ласточку, и она оповестила мир о начале. Потом сквозь сухую землю пробился первый зелёный росток, и на него упала первая прозрачная и чистая капля дождя. Вслед за ними мир наполнился пением, щебетанием и цветением. И в густой траве уже было не найти тот первый росток, с которого всё началось.

Так и в жизни человека, маленького творца. Он творит, повинуясь импульсу Высшего. Боится, сомневается, чувствует неуверенность, но не может спрятаться от зова сердца. А если всё же прячется, то чувствует себя плохо. И в такие минуты надо идти весной на природу, чтобы увидеть, как раскрывается план Господа. Как первая ласточка неизменно несёт с собой рождение нового мира.

«И это хорошо!» – думает Творец. «У меня всё получится», – отзывается сердце человека.

Твои синие крылья

mileshevoМеня вдохновляют твои синие крылья. В них столько неба…
Снег покрывает дома с тихого согласия января – уверенно, степенно, словно хочет остаться навсегда. Снегу нужен покой, он дорожит тишиной. Он знает один цвет – белый – и хочет покрасить в него весь день. В этом его порядок, его понимание смысла. Гармония и красота.
И всё же он достаточно мудр, чтобы знать, а я достаточно наивна, чтобы верить, что однажды ты, мой Белый ангел, взмахнёшь своим синим крылом, и раскроются окна неба, и обрушится яркий свет.
Придёт другой порядок и появится новый смысл – воскрешение из безмолвия.

В Белом городе Белый ангел

white-angel«Вы из России? Тогда это для вас подарок!» Продавец в церковной лавке, что перед собором Святого Саввы в Белграде, говорит на сербском, но мы хорошо понимаем его, хотя и не понимаем, почему он дарит нам эту иконку. Просто потому что мы из России?

Скажу сразу, что я не православный человек в узком понимании православия. Я знаю, что Бог один, и в разных религиях мне больше всего нравятся не сами религии, а люди, чьи души чисты, невинны и полны света. Я верю, что таких людей много, в том числе и в православии.

И вот у меня в руках изображение, которое «зацепило» меня в первый момент, как я увидела его. Уже потом я узнала, что это Белый ангел. У него даже нет имени, он просто ангел, просто белый. Покровитель Сербии, символ Воскрешения, несущий добро и вселяющий веру. Это даже не икона, а рисунок с фрески, выполненной на южной стене храма Вознесения Господня в монастыре Милешево, в южной Сербии.

Я благоговейно кладу изображение в нагрудный карман пальто и чувствую, как сердце откликается радостью. Мне нравится чувствовать радость в сердце, для меня это наивысшее духовное переживание. Радостное сердце способно наполниться и светом, и любовью, и добротой. Отними у сердца радость, и оно будет грустным и пустым. Сердце ангела – это вечно наполненный сосуд света.

Уже на пороге церковной лавки, я оборачиваюсь к продавцу и ещё раз говорю ему: «Хвала!», что в переводе с сербского означает «Спасибо!»