Либерленд, и немного нумерологии

Путешествуя из Сербии в Хорватию через пограничный пункт в Батине, я обратила внимание на странную границу этих двух государств, петляющую по водам и берегам Дуная и образующую невероятные узоры как слева, так и справа по течению.

Обычно граница стран, если между ними протекает большая река, проходит по её руслу, в этом есть определённая логика и смысл. Но я совершенно не увидела смысла в маленьких кусочках суши, относящихся, например, к Хорватии, но расположенных на берегу Дуная со стороны Сербии, и наоборот, крошечных территориях, относящихся к Сербии, но расположенных на хорватском берегу.

Являющиеся частью большого природного заповедника, эти кусочки почти полностью изолированы от стран, к которым они формально относятся. Там нет мостов, чтобы добраться до них через Дунай, а чтобы проехать по суше, надо пересечь границу соседнего государства. Да и дороги-то есть не везде. Почему так?

В 19 веке русло Дуная было другим. Извилистым было течение реки до того, как изменилось из-за естественных и рукотворных факторов. Русло изменилось, а границы, описанные в 19 веке, нет. Удобно – не удобно, логично – не логично, границы прописаны и это закон, придуманный человеком и незыблемый. Справедливости ради, стоит сказать, что сербы не против того, чтобы откорректировать границу с учётом нового русла, но хорваты категорически возражают.

А теперь немного нумерологии. Река, меняющая русло, потому что она поток – текучий, изменчивый, отвечающий велениям времени и ситуаций – относится к измерению чисел 2/8. Границы и правила, придуманные человеком, жёсткие, трудно поддающиеся переменам, поддерживающие какой-то придуманный людьми статус-кво, – это 3/7. Как часто эта пара идёт вместе – подвижное и незыблемое, природное и искусственно созданное, вольная стихия и структура.

Как часто, подумала я, в игру этой парочки чисел 2 и 3 вступает нечто другое, то, что олицетворяет измерение 4/6 – выход из ситуации, видение более широких горизонтов, в конце концов, прыжок в неизвестность. И эта ситуация не стала исключением.

На западном берегу Дуная, формально на хорватской стороне, находится небольшая территория площадью 7 кв.км. Хорватия думает, что Сербия претендует на эту территорию, так как согласно старым границам она принадлежит Сербии, но Сербия не высказывает желания владеть этой землёй. Старая граница сделала эту территорию теоретически сербской, фактически хорватской, а на самом деле просто никому не нужной.

И вот, 13 апреля 2015 года эта terra nullius была провозглашена Свободной Республикой Либерленда. Её отцом-основателем и президентом стал чех Вит Едличка. Либерленд заявил, что будет вести открытую политику, цель которой – создать „общество, где достойные люди могут процветать с минимальными налогами и влиянием со стороны государства“. Независимые ветви власти должны обеспечивать гражданские права, в том числе свободу слова. Девиз Либерленда – Живи и позволяй жить. Так родилось новое государство.

В этом году Либерленд отметил 4-летие. Сотни тысяч заявок на получение гражданства и всего 7 кв.км земли, где не никто живёт, то есть вообще никто. Никаких построек, практически полное отсутствие дорог. Признание свободного государства лишь одной страной, такой же виртуальной и непризнанной, под названием Сомалиленд.

И всё же. Свободная страна Либерленд – это символ, и это своеобразное предупреждение – там, где человек держится за старые формы, границы, структуры, может вдруг появиться островок свободы. Как свежий ветер, несущий на своих крыльях обещание освобождения. Пусть не признают его сильные мира сего, но для огромного числа людей он станет какой-то нерациональной, но вдохновляющей надеждой на то, что они могут жить свободно и позволять жить другим.

Тем вечером я стояла на высоком берегу Дуная, в нескольких километрах от заросшего лесом Либерленда, и смотрела, как с севера тянулись грозовые тучи, проливающиеся где-то над Венгрией сильным дождём. Справа от меня открывался живописный вид села Батина, где лучи заходящего солнца играли на красных черепичных крышах домов и на золотом шпиле храма. На другом берегу Дуная простиралась неохватная взглядом долина Сербской Воеводины.

Я чувствовала себя маленьким зрителем на галёрке огромного театра, где разыгрывалось всё это грандиозное представление. Главным актёром была Природа, свободная, красивая и настоящая… Грозовой фронт подошёл уже совсем близко, когда порыв сильного ветра с Дуная сказал мне, что пора ехать дальше, и я не стала с ним спорить.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Post Navigation