Category Archives: Мир

СОгласие

«Я тут мир понимаю не так, что мы очертим чертой какой-то круг и скажем, «это мир», а так, что мир – это СОгласие, собрание всех голосов, какие есть». – В. Бибихин

Звуки Малиновой засеки хочется пить, они такие свежие и заряженные весенней энергией каждого из быстрых ручьёв и каждой из поющих птах. Даже первые цветы, робко, но настойчиво пробивающиеся из под прелой листвы, тоже, кажется, звучат, просто очень тонко и едва ощутимо для обычного слуха. Соприкосновение этих звуков и тебя происходит где-то на невидимой мембране нет, не уха, а того, что ощущается как твоя душа. И от этого касания она успокаивается и раскрывается.

Раскрывшись, уже не может создавать препятствия ни чувственным ощущениям, ни входящим в неё звукам. Так что и гул надрывно ревущей под колёсами грузовиков трассы, что слышен вдали, не может остановиться и прокатывается по нежному звуковому ландшафту журчащих ручьёв, щебечущих птиц и распускающихся первоцветов.

Душа протестует, она хочет закрыться от этого шума, но закрывшись от него, она закроется и от других звуковых потоков, станет как будто глухой и оттого сама потом онемеет. Все голоса, которые есть, нужны ей для того, чтобы быть живой, чтобы самой звучать, чтобы был шанс прийти к согласию с этим миром.

Двиджа

В санскрите один из синонимов слова «птица» – двиджа, что означает дважды рождённая. Сначала птенец рождается внутри яйца, а потом переживает второе рождение, проклёвывая скорлупу и появляясь на свет. Так задумано Творцом, что живое существо проживает свои первые дни или месяцы в темноте, тепле и неведении. Мир яйца кажется надёжным, защищённым со всех сторон крепкой бронёй, а жизнь в этом мире представляется спокойной, полной всего, что нужно народившемуся существу – тепла, питания, заботы невидимой, но постоянно присутствующей матери.

И вот какая-то непонятная сила заставляет ломать привычный порядок. Собственным клювом живое существо разбивает уютные границы, прощается со спокойным миром неведения – и всё это для того, чтобы родиться заново в мире тревог, волнений и чистого свободного неба. В этом мире живое существо будет взлетать, падать и снова взлетать, и ни разу не пожалеет о мире внутри яйца, ведь если даётся второе рождение, то у него есть смысл, такой же бескрайний, как небо, и такой же красивый, как Земля.

Этот смысл в том, чтобы в живом существе родился Творец, а когда это происходит, то кого мы назовём дважды рождённым? Того, кто проклёвывается из яйца, или Того, кто рождается «второй раз», проявляясь в сердце живого существа, будь то птица или человек? И не важно, что этих вторых рождений может быть столько, сколько живых существ, пробудившихся к реализации замысла Творца, Нерождённого и в то же время вечно рождающегося Двиджи.

 

Переход 2020-2021

…Мы все ждём, когда наконец-то закончится год «счастливого трамвайного билетика», и уже хочется поскорее спрыгнуть с этого трамвая и пересесть на новый вид транспорта. С детской наивностью мы думаем, что, перевернув календарь, мы войдём в другой мир. Так ли это? Посмотрим на числа.

Год 2021 (2+0+2+1=5) переводит нас в пространство пятой стихии, выражаемой числами 5/10 – это эфир. Вы когда-нибудь видели эфир? Может быть, вы его трогали или нюхали? Вряд ли. Эфир включает в себя все элементы и при этом остаётся абсолютно прозрачным, тонким, неощутимым. Это, скорее, духовная энергия, ведущая к интеграции через множество кругов трансформации, которые находят своё выражение в пяти элементах. Все они определённо останутся с нами и в грядущем году, ведь элементы, или таттвы, составляют физическую реальность, в которой мы находимся. Снова и снова мы будем проходить эти круги, надеясь на то, что однажды они превратятся в спираль, которая выведет нас к свету, индивидуальному для каждого и общему для всех. Посмотрим на эти элементы ещё раз через призму чисел наступающего года…

Читать статью полностью в моём блоге о числах.

 

Надежда на мурмурацию

Декабрь 2020 – это месяц, когда мы замучаемся подводить итоги).

В самом начале пандемии было ощущение, что она должна поменять что-то в нас, в людях, поменять кардинально, заставить смотреть на многие вещи совершенно иначе – другими словами, стать добрее, милосерднее, сплочённее, больше заботиться друг о друге. Мы сидели по своим домам и должны были бы думать о том, как мы жили и как собираемся жить. Мы должны были понять свои ошибки и то, почему так часто (или всегда) переживаем страдания, почему страдания стали привычными, и сколько бы мы ни говорили о них, они случаются снова и снова. Что не так с нами, которые хотят жить счастливо, а вместо этого всё время страдают?

Год подходит к концу, и мы видим, сколько войн было развязано за эти месяцы, сколько агрессии выплеснулось там, где никто не ждал. Какой гуманитарный шок испытали люди, подвергшиеся жестокости и насилию со стороны тех, кто по всем правилам человеческого общежития должен был защищать их. К жертвам коронавируса добавилось ещё столько невинных жертв. Неужели время, призванное очистить человечество на духовном уровне, не справилось со своей задачей? Или время исцеления ещё не пришло…

Я бы предложила сделать словом этого года – слово мурмурация (и это не про котиков). Может быть, вы когда-нибудь видели – обычно это происходит в полях – как при возникновении опасности птицы, чаще всего, скворцы, огромной стаей поднимаются в воздух и начинают кружить, формируя уму непостижимые динамические картины. Представьте себе чёрное облако с чётко очерченными контурами, которое постоянно меняет свою конфигурацию и движется совершенно непредсказуемым образом. Облако может разделиться на части, и тогда одни облака пролетают сквозь другие, при этом птицы не сталкиваются и движутся в абсолютной гармонии. Всё это и называется мурмурацией.

Поразительно, как крылатым удаётся в каждый момент времени соблюдать точную дистанцию друг с другом, при этом позиция каждой птицы даёт ей максимально полную информацию обо всей стае. Невероятный танец происходит так, что какую бы форму ни принимала стая, свет будет падать на каждую из нескольких тысяч птиц со всех сторон. Этот совместный полёт вызывает так называемый «эффект замешательства» у хищных птиц, ведь они видят перемещающееся по небу огромное существо, в котором невозможно выделить отдельную маленькую жертву и атаковать её.

Общая опасность – это призыв к тому, чтобы объединиться и в свободном танце показать не только свою силу и способность противостоять угрозе, но и удивительную красоту и гармонию совместного существования. Может быть, подводя итоги этого года, мы посмотрим на небо, мы поймём причину наших страданий и подумаем о том, чтобы наконец научиться мурмурировать.

Маленькая планета

Научно-технический прогресс сделал нашу планету очень маленькой. Она оказалась окружена беспроводными сетями, многочисленными маршрутами авиарейсов, на неё можно посмотреть из Космоса и увидеть её сияющие границы. Интернет сделал обмен информацией практически молниеносным, а самолёты уменьшили реальные расстояния, сократив время, которое необходимо, чтобы добраться из одной точки планеты в другую. Расстояния могут измеряться тысячами километров, но по времени это всего лишь несколько часов. Так человек «сжал» земной шар, в каком-то смысле обманув пространство своими высокими технологиями…

Так я думала всего несколько месяцев назад, но теперь ощущаю, что по-настоящему наша планета стала маленькой сейчас, в эти месяцы, когда на ней разыгралась пандемия. С одной стороны она заставила людей сидеть по домам и закрыла границы. Она обрезала нити авиасообщения и закрыла масками лица людей, которые практически перестали путешествовать, «обманывая» пространство высокими скоростями. Но с другой стороны пандемия оказалась той бедой, которая заставила нас почувствовать себя одной, хоть и очень большой, но всего лишь одной семьёй, в которой нет чужих проблем, где все трудности можно преодолеть только сообща.

Мы чувствуем в своих сердцах боль и страдания других людей, не только близких, но и далёких, кого мы не знаем и никогда не узнаем лично. Мы разделяем их надежды, мы вибрируем их любовью. Мы вдруг понимаем, что сердце – это то, что делает нас родными, сближает вопреки всем закрытым границам. Планета становится действительно маленькой не потому что мы оплели её сетями авиатрасс и космических маршрутов. Она становится маленькой, когда помещается в сердце человека – большое и любящее. И тогда у нас появляется шанс к спасению. Не нужно обманывать ни пространство, ни время, ни самих себя. Всё, что нужно, – быть человеком с сердцем, готовым впустить в себя маленькую планету Земля.

Осенью

Весной мы смотрим на птичьи гнёзда и думаем о будущих полётах. Небо зовёт в свою синеву – испить её, насладиться ей. Мы хотим выпить небо до дна и думаем, что только это может дать предельное наслаждение. Осознание бездонности неба придаёт наслаждению особый вкус, понять который мы можем только в будущем, которое наступит, как только закончится настоящее, но настоящее длится и длится, а будущее зовёт и зовёт – откуда-то из далека, из далёкого края, попасть в который можно только переступив линию горизонта.

Всё лето мы идём к этой линии, то на закат, то на восход, а осенью понимаем, что пора остановиться. Осень, медленная и вкрадчивая, застаёт нас врасплох, задаёт нам один вопрос: где твоё настоящее? Подожди, – говорим ей мы, – дай нагуляться бескрайними далями, наслушаться птичьего пения, надышаться зелёными листьями. Ты успеешь, осень, успеешь, успокоить, угомонить, привести всех к единому знаменателю – прозрачному холодному небу, видимому так ясно через голые ветви деревьев.

Осенью мы не смотрим на гнёзда. Они оставлены, как пустые лодки, прибившиеся к неподвижному берегу. И мы бредём прочь от него, пустого, холодного, ждущего, когда лёд на реке придёт и прижмётся к нему потеснее. Мы идём домой, к тёплому запаху кофе, чтобы смотреть в окно на то, как птицы прилетают к кормушке. «Надо подсыпать им семечек, а то почти уже всё склевали», – думаем мы и невольно соглашаемся с осенью, принимая её всю, без остатка, от первого упавшего листа до первого выпавшего снега. Пусть будет как будет, главное, чтобы в кормушке всегда были семечки.

Образ будущего

Синичка, прежде чем склюнуть семечко, очень суетится и опасливо крутит головой во все стороны. Поползень выглядит вполне уверенным, он методично закладывает семечки в клюв, одно за другим. Воробьи всегда прилетают шумной компанией и их мало волнует, что происходит вокруг, они заняты только тем, чтобы как можно быстрее склевать как можно больше семян.

Так или иначе, их всех объединяет внимание к настоящему, когда семечко равно текущему моменту. У них нет тревоги за будущее, просто потому что нет представления о будущем. Они живут в моменте и беспрекословно следуют законам природы. Другое дело человек – без образа будущего в него вселяется тревога, ему трудно пребывать в настоящем и наслаждаться им, если он не представляет себе свой завтрашний день, который он мог бы запланировать и начать стремиться к нему, даже если потом всё получится не так, как хотелось. Лобные доли мозга обеспечивают видение будущего, рождают фантазии и полёт мечты.

Так получилось, что этот год стал временем, когда будущее представляется человеку максимально непредсказуемым, когда, по выражению героя романа Евгения Замятина «Мы»: «Всё известное закончилось, впереди – только неизвестное». Выясняется, что зыбкое будущее – это на самом деле та почва, ступая на которую, мы ощущаем опору. Даже планы на будущее дают нам чувство, что мы что-то знаем. Но оказалось, что не знаем… Мы даже не знаем, когда снова сможем хоть с какой-то долей уверенности знать и строить более-менее осуществимые планы. 

Вопрос «что делать?» выглядит немного бессмысленным, поскольку опять же направлен в плоскость будущего. И всё же человек не будет человеком, если не будет задавать себе этот вечный вопрос. Но ведь если он вечный, то соотносится не только с будущим, но и с каждым моментом времени, в том числе настоящим. Может быть, периодически спрашивать себя «что я делаю прямо сейчас?». Я полагаю, что ответы могут по-настоящему удивить нас и дать лучшее понимание того, где скрывается семечко правды о нашей жизни.

 

Слово года

Авторитетный словарь Collins выбрал словом 2020 года слово «локдаун». До нынешних времён этого слова не было в бытовом обороте, что понятно. По определению Оксфордского словаря оно означает строгую изоляцию заключённых и содержащихся под стражей. Как получилось, что практически всё человечество оказалось в положении заключённых? Под чьей стражей находятся эти заключённые?

Следующими встают вопросы о том, что такое свобода, какова её ценность и цена? Свобода неразрывна связана с чувством счастья, и потому вопросы о ней – это вопросы о счастье. Эта осень принесла большой урожай яблок, не знаю, везде ли, но во всяком случае, в наших краях. Но многие ли получили в эту пору свои ответы на вопросы о счастье, я не знаю, как и не могу сказать, много ли на свете по-настоящему счастливый людей.

Сегодня к нам на кормушку за окном прилетел дятел. Я впервые в жизни рассматривала его так близко – если бы не стекло, я могла бы дотянуться до него рукой. Он старательно склёвывал семечки, а я любовалась его красной сдвинутой на затылок шапочкой, острым и длинным клювом, быстрым и очень смышлёным взглядом. Синички, напуганные его появлением, сидели на ветках берёзы и ждали, когда он освободит им место, а дождавшись, суетливой стайкой снова слетелись на семечки. 

11 ноября 2020 года я поняла, что нужно возвращаться к Хроникам наших гнёзд, потому что слово – это размышление, а где есть размышление, там уже есть свобода.

 

Cезоны цветения

По порядку сменили друг друга сезоны цветения черёмухи, черешни, яблони, сирени, липы. В лугах теперь настоялся аромат мелких, похожих на белые звёздочки цветов. Я не ботаник, не очень-то разбираюсь в названиях, но люблю рассматривать всю эту скромную красоту поближе – удивительна она и необычна, и помимо всего прочего, развивает внимательность.

От Красной поляны, что напротив усадьбы и дома Волконского, по другую сторону пруда, поднимается дорога, по которой мы часто прогуливаемся вечерами. Вот и в этот раз идём. Навстречу – интересная компания. Мужчина из местных, с ним две собаки, большая добрая дворняга на поводке и старенький рыжий спаниель, а ещё палевая кошка с голубыми глазами. Идут не спеша.

В Ясной Поляне принято здороваться даже с незнакомцами, так что мы поприветствовали мужчину.

– Какие хорошие у вас спутники, – говорим.
– Да, мы всегда так гуляем, – и, показывая на кошку, добавляет, – ещё с нами обычно её сын ходит, но сегодня дома остался что-то. Он такой же точно, как она, только глаза оранжевые.

Перебросились ещё парой фраз и пошли каждый своей дорогой. Мы к машине, мужчина с собаками вниз к поляне, а кошка, заинтересовавшись только ей известно чем, остановилась у забора, присматриваясь и принюхиваясь. Может, цветок какой-то разглядывала. Она-то в них хорошо разбирается, не то что я.

«Хроники наших гнёзд»

«Хроники наших гнёзд» – рассказы, которые я пишу в это очень необычное время этого очень необычного года, 2020-го. Ниже – один из рассказов, эпизод 15.

Продолжение крыльев

На голубом листе неба птица – лишь маленькая точка. Мы смотрим на неё и думаем, как она справляется с этой бескрайностью. Как сохраняет себя в необъятном бездонном пространстве и, спустившись с неба на дерево, остаётся собой – энергией, собранной в сгусток, жизнью, сжавшей себя в пушистый комок. Такая маленькая и беззащитная – как она не теряет себя?

Птица не чувствует свою отделённость от неба, ведь оно – продолжение её крыльев, которые обнимают птенцов, охватывают поле и лес, окружают всю эту землю. Нет различия между небом и птицей. Пространство и точка сливаются в единой картине мира.

В этой картине мира человек стоит как в музее и любуется прекрасным пейзажем, не догадываясь о том, что он не посторонний наблюдатель, а часть этой общей жизни. Его пульс – это ритмы земли, он дышит дыханием неба. У человека тоже есть крылья, способные дать ему силу быть собой и обнять этот мир. Эти крылья – его сердце.


Другие рассказы из цикла «Хроники наших гнёзд» находятся вот ЗДЕСЬ и по тэгу #хроники наших гнёзд
Некоторые рассказы я перевела или ещё переведу на английский, just for fun 🙂