Category Archives: Книги

Переварить Быкова

lectureСцена в лучах закатного солнца. Золотая сцена. Голос поэта как гром, сотрясает вечерний воздух. Дрожат зелёные монеты листвы. Далеко вдоль Прешпекта слышны раскаты. Дмитрий Быков – явление – литературное, социальное, в конце концов, природное. Та же сила, красота, полнота выразительности и глубина чувств.

Он говорил о романе «Война и мир», широкими и мощными мазками описывая его смысл. Он рассказывал о Толстом так, как будто знал его лично. Он отвечал на вопросы слушателей, вызывая то взрывы смеха, то благоговейное молчание.

Я подошла к нему после лекции. Он стоял, окружённый почитателями, как высокая могучая гора, его взгляд был направлен куда-то вдаль, дальше, чем можно было подумать. На ногах – его знаменитые кроксы. В руках – букет из Яснополянских цветов и папоротника и игрушечный медвежонок, держащий в руках большое красное сердце.

blissУ меня перехватило дыхание как при сильном порыве ветра, и слов хватило лишь на то, чтобы попросить его оставить автограф.

«Может, погуляем ещё по Ясной Поляне?» – спросила я потом Дхарам Атму. «Пожалуй, поехали сразу домой. Мне надо переварить Быкова», – сказал он задумчиво.

Переварить Быкова – всё равно, что совладать со стихиями. Их надо впустить в себя и прожить их, осознавая каждую искру, каждую каплю, каждую песчинку и каждый вдох. А потом каждой клеточкой тела ощутить Блаженство.

Пёстрый ковёр и Белая крепость

white-castle

По следам книги Орхана Памука «Белая Крепость»

Первые страницы книги берут в оборот, и ты ждёшь продолжения в том же духе – морские сражения, пираты, исчезающие в тумане галеры. Но дальнейшее повествование расстилается неспешно, как большой восточный ковёр, захватывающий взгляд пестротой и хитростью узоров, и автор не спешит накрывать этот ковёр яствами и горячительными напитками. Но вот уже более глубокий, скрывающийся под разноцветным покровом, смысл начинает волновать тебя, и вместе с главными героями ты снова и снова задаёшь один и тот же вопрос «Почему я – это я?»
Один – господин, другой – раб. Один – мусульманин, другой – христианин. Один – из Стамбула, другой – из Венеции. Один – типичный представитель Востока, другой – Запада. Как два полюса противоположны и как две капли воды похожи друг на друга. Они одинаково ненавидят друг друга и одинаково сильно тянутся друг к другу. Их перипетии кажутся бесконечными, по крайней мере, ты думаешь, что они продлятся если не до конца их жизни, то до последней строчки книги. Но вот почти в самом конце яркие цвета восточного ковра сливаются в один спектр чистого белого света. Где один и где другой? Нельзя дать ответа на этот вопрос, не ответив сначала «Кто я? И почему я – это я?»
Есть в этой книге и ещё один вопрос, который звучит рефреном от одного из главных героев: «Почему в мире так много глупцов?» Переворачивая последнюю страницу книги, ты думаешь, что глупость – это больше, чем отказ от интеллектуальных знаний. Это нежелание видеть себя в другом человеке, даже если он – твоя противоположность.

моя книга

hardcover-books
Моя мечта – написать книгу, концептуальную, то есть ни о чём и в то же время – о самом важном. Чтобы слов было меньше, чем сути, а многоточие в конце было главной линией сюжета…
Чтобы её написание заменяло медитацию, а чтение не было утомительным. Чтобы без претензий на истину, но чтобы каждый потом что-то понял, чего, возможно, не поняла я.
Чтобы в следующей жизни я купила в антикварной лавке книгу неизвестного автора и, открыв её, подумала: «Кажется, моя мечта сбылась…»

история одной книги

IMG_0058Мир – это картина,
Написанная Мастером,
Проекция Космического Ума,
Озарённая лучами.
От Солнца солнц,
Сияющего позади,
Свет и тень даруют
Очарование и красоту.
Мастер входит в игру
И теряет Себя – спокойный,
Наблюдающий со стороны
Все краски сцены.
Вечно блаженный
В знании Себя
И в Самовыражении.
– Свами Рамдас

Бывают в жизни моменты, как перекрёстки, на которых встречаются разные дороги, разные течения, разные люди. И они лишь кажутся разными до той поры, пока не сходятся вместе, и тогда ты видишь, насколько всё неслучайно. Перекрёсток нужен, чтобы привлечь наше внимание и помочь осознать всю неслучайность и взаимосвязанность. В Своей игре Господь набрасывает штрихи с безмятежной лёгкостью, накладывая один мазок на другой. А человек лишь может удивляться тому, как «вдруг» всё раскрывается в неожиданных для него совпадениях.

DSC05363Ну как ещё объяснить эту неслучайную случайность, состоящую из целой череды штрихов Мастера. Наш любимый святой Свами Рамдас, Раманама, пост сына в социальной сети, книжная лавка в Венеции, коты как хранители книг, старая гондола, стопка пыльных фолиантов, трактат о старинных вензелях, какая-то книжка из какого-то индийского ашрама, продавец, упаковывающий её в конверт, дороги, поезда, самолёты – и вот оно, настоящее чудо! Уже здесь, в России, сын берёт эту книгу в руки и с удивлением восклицает: «Так это же издание Анандашрама, это же Рамдас!»

Вот так сходятся жизни разных людей, разных дорог, разных книг. И они только кажутся разными – но все они из одного Источника. Вечно блаженного в знании Себя и в своём Самовыражении.

Пока ты жив

Почитала на ночь Кабира, и снится мне сон. Сижу я на учительском коврике и веду занятие по йоге. А в конце занятия, ни с того ни с сего, говорю:

«О, друг, возлагай на Него надежду, пока ты жив,
Пока ты жив, осознай Его: ведь освобождение происходит при жизни.
Если узы твои не будут разорваны, пока ты жив,
То как можешь ты надеяться на освобождение при смерти?
Пустая мечта, что душа сольётся с Ним, как только оставит тело:
Если Он рядом с тобой сейчас, то Он рядом с тобой и тогда,
Если нет, то мы отправимся ни куда-нибудь, но в Обитель Смерти.
Если ты един с Ним сейчас, то будешь един и потом.
Вдохни Истину, узнай Гуру, верь в Истинное Имя!

– Вот, собственно, всё, что я хотела вам сказать, а вы решите сами, что вам важно».

Кто-то опустил глаза – вроде бы не к нему обращаются, кто-то ёрзал и думал, когда это закончится, кто-то делал вид, что всё понял и со всем согласен…

Я проснулась и осознала, что вовсе не я сидела на учительском коврике, а милость, снизошедшая в виде внутреннего мудрого учителя. Я же, в разных своих ипостасях, опускала глаза, ёрзала и делала вид…

Сегодня снова буду читать Кабира.