Category Archives: Игра

Вена

31091934_10155398810011629_1431751775162705801_n31052338_10155398810056629_8217356341491616125_nЯ столько читала про Вену, Австро-Венгрию и Габсбургов, я представляла Вену чопорной, холодной, отстранённой, начищенной до блеска. А она… Она совсем другая, она абсолютно сумасшедшая. В ней столько цветов, запахов, звуков. Она пахнет ванилью, хот-догами с кетчупом, магнолиями, сандалом и кофе. На индийском базаре можно познакомиться с сикхами и поговорить об Амритсаре. В японском квартале – попить отменную взбитую чайным венчиком Матчу. В магазинах увидеть, как собаки совершают шоппинг наравне с хозяевами. По венским улицам рассекают не только на новеньких Ауди, БМВ и Фольксвагенах, но и на велосипедах и самокатах. 31150297_10155398814461629_1053248070660330078_n31117776_10155398815916629_4522578948308083375_nНа газонах многочисленных парков целуются влюблённые, шумят весёлые компании, творят свои шедевры художники и музыканты. Время от времени звон колоколов накрывает разноголосую пёструю толпу, и тогда голоса становятся ещё громче – все хотят быть услышанными. И Вена слышит всех и отвечает всем. Её великолепные дворцы и грандиозные памятники активно участвуют в жизни города, они на 100% включены в неё, и оттого кажутся очень современными. Не знаю, как посмотрели бы на Вену 21 века Габсбурги, но я точно полюбила её.

3+2 – диалог жизни с самой собой

32

Трение пространства и времени создаёт жар, в котором обжигается кувшин жизни. 3 – пространство, 2 – время. Если сложить числа, получится 5, если сложить смыслы, получится физическое тело человека, тот самый кувшин. Что же находится в этом волшебной кувшине?

Физическое тело состоит из 5 элементов – воздух, вода, огонь, земля и эфир – и позволяет нам чувствовать связь со всем миром, в котором мы ищем свою идентичность и задаём вопрос “Кто я?” Пять – это очень человеческое число, которое находится в постоянном поиске баланса, и центр которого никогда не бывает неподвижным. 3 и 2 могут также представлять две полярности, мужскую и женскую, активное и пассивное, а суммарное число 5 реализует интеграцию этих качеств, которая происходит через их непрерывное взаимодействие.

Если представить, что сосуд тела также вмещает в себя ум, то и в этом случае будет полезно обратиться к формуле 3+2, где 2 – это негативный ум, а 3 – позитивный. Сложение смыслов в данном случае дадут не 5, а 4, то есть нейтральный ум. Что это значит? Это значит, что когда два аспекта ума, о которых я подробней писала здесь, сбалансированны, ум приобретает качество нейтральности и стабилизирует сам себя, открывая нам доступ в священное пространство, находясь в котором, мы яснее и чище воспринимаем внутреннюю и внешнюю реальность.

Интересно, что 5 также определяется в системе нумерологии как число жертвенности. Если задуматься, мы всё время жертвуем своим телом, подвергая его трению и изнашиванию в жёстких жерновах жизни. И только от нас зависит, чему мы отдаёт своё тело, на что расходуем его силы. Тело не вечно, и когда-то глина, из которой слеплен человеческий кувшин, превратится в песок и вернётся обратно в землю. И вопрос в конце пути будет один – какой смысл наполнял мою жизнь, каким богам (делам, идеям, целям и смыслам) было принесено в жертву моё тело?

Формула 3+2 показывает нам, что вся наша жизнь происходит в динамичном танце полярностей, выравнивании противоположностей, в драматичном и вечном диалоге жизни с самой собой.

На улице Фочанской в Суботице есть дом номер 32, ворота которого украшают два символических белых коня, которые замерли в прыжке навстречу друг другу, олицетворяя взаимодействие пространства и времени, баланс полярностей, стабилизацию ума, а в общем и целом – игру жизни, раскрывающуюся на фоне безупречно красивого неба, под внимательным и любящим взглядом Бога.

Зимнее утро

jutroЗимнее утро бывает очень нежным. Оно не торопится, оно может прийти с холодным молочным туманом и вылить его в настоянный на запахе печного дыма ещё морозный с ночи воздух. Оно попрячет в этом утреннем коктейле и дома, и деревья, и ещё редких прохожих. Оно приглушит все звуки, и перезвон колоколов храма, что совсем неподалёку, будет казаться эхом мелодии, переливающейся из одного кувшина бесконечности в другой. Зимнее утро не спешит, оно даёт глазам привыкнуть к мягкому свету, и только затем открывает завесу, впуская солнечный свет. Оказавшись на сцене утра, свет сначала застенчиво улыбается, а потом становится всё ярче и уверенней, заполняя собой всё пространство, проясняя краски, приближая звуки. И всё это происходит так плавно, что ты не сразу понимаешь, когда же туманное утро уступило место солнечному дню.

Адрес Восьмой

Числа и Смыслы. Нумерологические путешествия (продолжение)
Адрес Восьмой

Hold utca, 8
Хольд (Лунная) улица, дом 8

8“Все реки текут в море, но море не переполняется: к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь”. Ветхий Завет. Екк. 1:7 (цитата подсмотрена в книге “Дунай: река империй”, А. Шарый)

В восьмом измерении нас всё время волнуют вопросы смысла. В поисках ответов мы бесконечно возвращаемся в одну и ту же точку, но никогда – в то же самое место. Ведь невозможно дважды войти в одну реку.

Наблюдение за течением реки – это уже философия. Откуда она течёт и куда, что несёт в своих волнах, какими смыслами наполнены её воды. Изменятся ли они, если убрать их в гранитные берега и перекинуть через них мосты? Человек то сражается с реками, то пытается договориться с ними, где-то в глубине души всегда помня о том, что время – это река. Уж не само ли время мы хотим обуздать и подчинить себе, поворачивая реки вспять, строя дамбы и осушая русла?

Однако время-река хранит свои смыслы – переполняя через край или иссушая, поглощая в себя или неся очищение. Вечное горизонтальное падение жизни и смерти, перетекающих друг из друга, отражающих себя друг в друге. Что может сделать человек с этой вечной игрой?

Если спросить жителя Будапешта, какая улица в городе главная, он ответит – Дунай. Действительно, Дунай в Будапеште главный. Разделяя две части города, гористую Буду и равнинный Пешт, он на самом деле объединяет и взаимодополняет их, создавая и поддерживая гармонию в пространстве этого великолепного города.

8-1Из своих 2888 км 26 Дунай посвящает Будапешту. Через могучий поток, достигающий в черте города 500-метровой ширины, перекинуты 8 красивейших мостов. Берега аккуратно убраны в гранит. Все самые красивые здания Будапешта обращены лицом к Дунаю, словно хотят увидеть своё отражение в его водах, которые, кстати сказать, никогда не бывают голубыми, вечно храня свой зелёный цвет.

Недалеко от здания Венгерского Парламента, символа великой надежды австро-венгерской империи и силы государственности, находится респектабельная, строгая и красивая улица Хольд, или Лунная улица. Идущая вдоль течения Дуная, что отражает она – величие созданной людьми империи, их амбиции и власть, или же игру времени, бесконечного в своей полноте, но позволяющего нам, людям, делить его на фрагменты, истории и смыслы, чтобы однажды мы смогли вернуться в то место, откуда когда-то всё началось и откуда когда-нибудь всё снова начнётся.

 

В Кикинду к ушастым совам

dsc02026Сбылась наша мечта, мы с Дхарам Атмой побывали в Кикинде. Кикинда – это небольшой городок в Воеводине, автономном крае Сербии, который на несколько месяцев в году становится не чем иным, как Европейской совиной столицей. Каждый год с конца ноября до середины марта кроны деревьев в самом центре города служат местом обитания ушастых сов. Почему-то они зимуют именно в центре города.

Приехав в Кикинду, мы с ДА загадали, кто первым увидит сову, тот молодец. Шли по городу, не опуская головы, внимательно всматриваясь в кроны высоких деревьев. В итоге абсолютно одновременно воскликнули: “Вот она!” Так что молодцы оказались оба.

dsc01963И началось! Одной совой, конечно, дело не закончилось – только на одной сосне мы насчитали их в количестве двадцати! Это было похоже на совиную лихорадку – нам было так необходимо и настолько важно увидеть как можно больше этих ушастых созданий. Мы смотрели на них, а некоторые из них с интересом (по крайней мере, мне показалось, что с интересом) смотрели на нас.

Между тем, Кикинда примечательна не только совушками – и периодически мы переводили внимание на красивые яркие здания, на солнечные часы, что на южной стене православного храма, которые, кстати, идут абсолютно точно, на копию мамонта в натуральную величину, кости которого откопали неподалёку от города. Однако снова и снова мы оказывались под деревьями и, запрокинув головы, искали сов. Мой фотоаппарат, кажется, даже нагрелся от постоянной работы.

dsc02088Местные жители совушек любят и всегда готовы подсказать туристам места, где их больше. Одна бабушка, проходя мимо нас, посетовала, что в этом году сов мало, вот бывало, что их не сосчитать. Но для нас и дюжина сов на одной берёзе – это настоящее чудо.

В какой-то момент к нам подошёл дедуля с фотоаппаратом. Мы подумали, что он тоже снимает птиц, но он захотел запечатлеть нас! Мы ему говорим: “Совы”, а он нам: “Не, не совы, я хочу русских друзей сфотографировать”. Ну что ж, у каждого свои достопримечательности :)

А теперь задачка: каждую ночь совы улетают на охоту в поля к фермерским хозяйствам. За одну ночь одна сова съедает трёх мышей. Всего за зимний период совы съедают 15 млн. мышей. Сколько сов зимует в Воеводине?

Зимнее солнце

img_3544Зимнее солнце не поднимается высоко, и потому его свет останавливается в окнах невысоких домов, ложится на черепичные крыши, задерживается в кронах деревьев, давая возможность теням устраивать игры на улицах города. Тени – это гонцы света, его продолжение. Это штрихи, которыми свет рисует свои картины. Это акценты, без которых не понять чего-то важного. Не будет света, не будет теней. Их игра делает яркими прилавки новогодней ярмарки. Она касается фасадов старинных зданий, ёршика зелёной травы газонов, затёртых камней мостовой, острых шпилей соборов, сверкающих труб и больших красных барабанов балканского оркестра, в котором каждый музыкант стремится выразить только себя, не обращая внимание на мелодию и общий ритм. И кажется, что лишь чудом эта музыка обретает гармонию на фоне света и тени, улыбок и задумчивых взглядов, грусти и радости, жарких углей, на которых готовятся сладкие калачи, и морозного ветра, заставляющего поднять повыше воротник. Зимнее солнце хочет быть ближе к этой выражающей только себя саму жизни, и потому оно не поднимается высоко.

Дым из печных труб

magla

Вчера вечером дым из печных труб прижимался к земле, хотел обнять её или удушить. Может, просил о чём-то, а может, предлагал то, что мог предложить – всего себя, как есть, без остатка. Он клубился в жёлтых пятнах света под фонарями. Он ложился на влажные булыжники мостовой. Мы шли по улице и чувствовали, как он забирался к нам в волосы, за воротник, как пропитывал собой шарфы и перчатки. Подумать только, ему зачем-то понадобились наши перчатки!

Мы не противились, да и как это было возможно. Прямо от Кафедрального собора пошли по улице Харамбашичева в сторону Кера. Этой улице к лицу туман вперемешку с дымом, сколько загадочных историй скрывается за этими серо-фиолетовыми кулисами. Но оставив эти истории времени – они ведь его актёры, пусть репетируют – мы повернули на Делничку.

Вот он, этот дом с барельефом из двух ликов, тёмного и светлого. Случайно или нет, на улице Делничка отделяется свет от тьмы? Рядом “Мали отель” с закрытым двориком, в котором царит тишина, и только когда разговорчивым венграм не спится, она пугается и прячется под высокими голубыми ёлками. Мы жили в этом отеле, знаем, как прячется тишина. А когда она спряталась, то кто может защитить тебя от шума? Может, дым из печных труб?

В туманном районе Кер мы искали дом, где живёт Аня. Последний этаж, два мансардных окна, это всё, что нам было известно. Может, этот дом, может, тот, на самом деле, это было совсем не важно. Когда чувствуешь мгновение, то разве обращаешь внимание на время, в котором миг теряет себя, как капля в реке? Остановившаяся река затапливает луга, остановившееся мгновение наполняет душу через край. И уже не надо ничего искать.

Вечерние улицы, размытые туманом многоточия фонарей и дым из печных труб, закрашивающий все яркие пятна широкой и мягкой кистью. Мы были частью этого вечера, такой же временной, как и он, потому что сегодня уже наступил новый день, и он выдался солнечным, ярким, ветреным. Совсем другая игра, и как будто совершенно другие актёры! Вот и спрашивай теперь дым, куда же он подевался. Неужели остался весь в наших пропахших им перчатках?

Языки Суботицы

suЭтот город заставляет меня прислушиваться. К голосам его жителей, половину из которых, говорящих на сербском, я понимаю пока лишь в общем, а другую половину, говорящих на венгерском, не понимаю совсем.

Незнакомая речь привлекает внимание. Не понимая значения слов, я всё же вслушиваюсь и стараюсь понять – тон, настроение, смысл. Сербский язык – это перекаты камней в бурной речке, слова звонкие, яркие, как будто сверкающие на солнце. Славянский язык, да, но какая экспрессия! Русскому человеку, с его привычкой говорить вяло и не разделяя слова между собой, надо сильно постараться, чтобы его повседневная речь звучала бы также выразительно. Сербы часто напоминают мне итальянцев. Как-то два серба разговаривали, стоя на тротуаре, так пришлось обходить их по проезжей части, так широко они жестикулировали.

Венгерский кажется мне языком Муми-Троллей, каких-то волшебных персонажей. Буквально одна фраза на венгерском, услышанная на улице, тут же переносит меня в сказку – причудливый домик на лесной опушке, вокруг высокие ёлки, в которых ухают горлицы, запах диковинных цветов. Впрочем, это реальный городок Палич, в 8 км от Суботицы. Там действительно много таких домов.

Итак, я прислушиваюсь и, не зная языков этого города, понимаю его лучше, чем могла бы подумать. Звон колоколов, шум ветра в густых кронах деревьев, звуки дорог и пение птиц – Суботица разговаривает со мной многими языками. Но самое близкое общение происходит незадолго до рассвета, когда цикады уже уснули, а машины ещё не проснулись. Тогда мы переходим на язык тишины и с чутким вниманием слушаем друг друга.

Утро середины августа

sub-morningУтро середины августа пахнет осенью – тонко и томно, пока что намёками. Чуть прозрачней воздух, чуть больше сухих листьев под ногами. Чуть розовее рассвет на слегка побелевшем небе.

Утро середины августа пахнет духами. К обеду они уже выветрятся, а пока насыщенным шлейфом тянутся за красивыми женщинами – сладкие ароматы растаявших несбывшихся снов.

Утро середины августа принадлежит городским голубям, слетающимся к голубому фонтану. Они пьют прохладную воду и умываются брызгами, а потом взлетают над городом и видят, как шум делового дня поглощает ароматы раннего утра.

Тёмная комната

Вот что бывает, когда после перерыва в два месяца выпьешь чашечку эспрессо )

img_0244Кофе – как тёмная комната, которая всегда где-то есть, но не хочется лишний раз заходить туда. И не потому что там сыро или страшно, напротив, эта тёмная комната как сказочный чулан, будоражащий воображение. И чем реже заходишь в неё, тем сильней впечатления.

В тёмную комнату кофе я не заходила около двух месяцев, но вчера он оказался очень гармонично вписан в жаркий августовский день и уютное кафе на выложенной брусчаткой улочке старинного южно-венгерского городка.

Первый же глоток с откликом буквально в несколько секунд вызвал тяжесть в области третьего глаза и слегка притормозил ясность потока входящей информации. Это был первый шаг в тёмную комнату. Последующие шаги сделали более доступным опыт внутренних ощущений, но затем смешали их с внешними.

Я шла по каменным ступеням, и каждая чётная ступень вела вверх, а каждая нечётная – вниз. Как свой собственный, я чувствовала живой пульс некрашеных стен и долгое дыхание зашторенных окон.

Тёмная комната поддразнивала: “Давай, открой ещё одну дверь!” Я человек не из пугливых и, нащупав в темноте тяжёлый прохладный засов, с силой потянула его вправо. Бабочка вспорхнула откуда-то слева, трепещущий ветерок от её крыльев коснулся моего лица. Массивная дубовая дверь открылась, и яркий солнечный свет жаркого дня моментально вернул меня за столик кафе южно-венгерского городка.

Часы на ратуше отбивали двенадцатый час третьего августа шестнадцатого года второго тысячелетия.