Category Archives: Игра

Птицы-патефоны

В нашем доме появился патефон…*

Птицы-патефоны долгожители. Они удачно совместили в себе две ипостаси – материальную и тонкую, ту, которую нельзя потрогать, но можно услышать. А как услышишь, то сердце откликнется песней, и эта песня будет жить в тебе долго-долго. Даже, наверное, так: она останется в твоём сердце навсегда.

Ты забудешь о ней, а она, притихшая, будет ждать подходящего момента, чтобы напомнить о себе. Она поддержит твою радость, она сделает светлой твою грусть, она станет островом в море отчаяния. Она ничего не попросит взамен, кроме твоей внутренней тишины, в которой ты сможешь услышать её.

Птицы-патефоны оказываются в твоей жизни неслучайно. Они напоминают тебе, что материальная природа красива и гармонична. Но она требует твоих рук для подзавода, твоего внимания в выборе пластинок и твоей любви к процессу пробуждения духа в том, что иначе будет вечно молчать.

Птицы-патефоны всегда готовы спеть вместе с твоим сердцем.

______________
*Теперь их уже три, и у каждого своё птичье имя: Снегирь, Зимородок и Московка

Клевать по зёрнышку

Своими повадками белочки очень похожи на синичек, такие же быстрые и такие же суетливые. Кажется, что они совершают уйму ненужных движений, просто потому что боятся или торопятся. И всё же в том, что касается выбора еды, они вовсе не хаотичны и у них есть чёткое понимание, что они едят, а что нет. Белочка всегда выберет грецкий орех или фундук, иногда кедровые орешки. А к тыквенным семечкам, кусочкам сушёных яблок и ягодам шиповника она даже не притронется. Синички же вообще предпочитают монодиету из семян подсолнуха. В холодное время года этот не очень широкий ассортимент подкорма даёт им силу и бодрость.

Если бы человек в своей информационной диете мог сосредоточиться лишь на ограниченном числе «блюд», он был бы так же энергичен и здоров, как взмывающая на верхушку сосны белка. Однако информации в наше время так много и вся она кажется такой важной и необходимой, что хаотично поглощая её, человек в какой-то момент оказывается сам поглощённым ею. Вместо насыщения он чувствует внутреннюю пустоту, вместо прилива энергии – усталость, вместо удовлетворения – раздражение и тревожность.

Просто задумайтесь – сколько из того, что вы прочитали/узнали/услышали сегодня из разных источников, действительно необходимо вам для вашего роста, профессионального или духовного. Сколько сил вы потратили на то, чтобы переварить всю эту информацию, и сколько информации осталось непереваренной, необдуманной, так и не понятой ни умом ни сердцем? Какую часть этой информации вы реально положили в свой сундук для сокровищ, а какую – просто выбросили на помойку?

В это холодное и тёмное время мы могли бы учиться у птиц – выбирать крупицы знания тщательно, не набрасываться на то, что не нужно, клевать истину по зёрнышку и в итоге когда-нибудь познать счастье полёта на самую вершину сосны или, если повезёт, то и в синюю высь неба.

 

«Хроники наших гнёзд»

«Хроники наших гнёзд» – рассказы, которые я пишу в это очень необычное время этого очень необычного года, 2020-го. Ниже – один из рассказов, эпизод 15.

Продолжение крыльев

На голубом листе неба птица – лишь маленькая точка. Мы смотрим на неё и думаем, как она справляется с этой бескрайностью. Как сохраняет себя в необъятном бездонном пространстве и, спустившись с неба на дерево, остаётся собой – энергией, собранной в сгусток, жизнью, сжавшей себя в пушистый комок. Такая маленькая и беззащитная – как она не теряет себя?

Птица не чувствует свою отделённость от неба, ведь оно – продолжение её крыльев, которые обнимают птенцов, охватывают поле и лес, окружают всю эту землю. Нет различия между небом и птицей. Пространство и точка сливаются в единой картине мира.

В этой картине мира человек стоит как в музее и любуется прекрасным пейзажем, не догадываясь о том, что он не посторонний наблюдатель, а часть этой общей жизни. Его пульс – это ритмы земли, он дышит дыханием неба. У человека тоже есть крылья, способные дать ему силу быть собой и обнять этот мир. Эти крылья – его сердце.


Другие рассказы из цикла «Хроники наших гнёзд» находятся вот ЗДЕСЬ и по тэгу #хроники наших гнёзд
Некоторые рассказы я перевела или ещё переведу на английский, just for fun 🙂

Лужи и отражения


Прошёл по крышам и не заметил,
По шпилям острым, по черепице,
По краешку неба прошёл
И даже по фонарям.
Коснулся крыла птицы,
блика от самолёта…
Коснулся и не заметил,
лишь намочил кроссовки…

 

Вена

31091934_10155398810011629_1431751775162705801_n31052338_10155398810056629_8217356341491616125_nЯ столько читала про Вену, Австро-Венгрию и Габсбургов, я представляла Вену чопорной, холодной, отстранённой, начищенной до блеска. А она… Она совсем другая, она абсолютно сумасшедшая. В ней столько цветов, запахов, звуков. Она пахнет ванилью, хот-догами с кетчупом, магнолиями, сандалом и кофе. На индийском базаре можно познакомиться с сикхами и поговорить об Амритсаре. В японском квартале – попить отменную взбитую чайным венчиком Матчу. В магазинах увидеть, как собаки совершают шоппинг наравне с хозяевами. По венским улицам рассекают не только на новеньких Ауди, БМВ и Фольксвагенах, но и на велосипедах и самокатах. 31150297_10155398814461629_1053248070660330078_n31117776_10155398815916629_4522578948308083375_nНа газонах многочисленных парков целуются влюблённые, шумят весёлые компании, творят свои шедевры художники и музыканты. Время от времени звон колоколов накрывает разноголосую пёструю толпу, и тогда голоса становятся ещё громче – все хотят быть услышанными. И Вена слышит всех и отвечает всем. Её великолепные дворцы и грандиозные памятники активно участвуют в жизни города, они на 100% включены в неё, и оттого кажутся очень современными. Не знаю, как посмотрели бы на Вену 21 века Габсбурги, но я точно полюбила её.

3+2 – диалог жизни с самой собой

32

Трение пространства и времени создаёт жар, в котором обжигается кувшин жизни. 3 – пространство, 2 – время. Если сложить числа, получится 5, если сложить смыслы, получится физическое тело человека, тот самый кувшин. Что же находится в этом волшебной кувшине?

Физическое тело состоит из 5 элементов – воздух, вода, огонь, земля и эфир – и позволяет нам чувствовать связь со всем миром, в котором мы ищем свою идентичность и задаём вопрос “Кто я?” Пять – это очень человеческое число, которое находится в постоянном поиске баланса, и центр которого никогда не бывает неподвижным. 3 и 2 могут также представлять две полярности, мужскую и женскую, активное и пассивное, а суммарное число 5 реализует интеграцию этих качеств, которая происходит через их непрерывное взаимодействие.

Если представить, что сосуд тела также вмещает в себя ум, то и в этом случае будет полезно обратиться к формуле 3+2, где 2 – это негативный ум, а 3 – позитивный. Сложение смыслов в данном случае дадут не 5, а 4, то есть нейтральный ум. Что это значит? Это значит, что когда два аспекта ума, о которых я подробней писала здесь, сбалансированны, ум приобретает качество нейтральности и стабилизирует сам себя, открывая нам доступ в священное пространство, находясь в котором, мы яснее и чище воспринимаем внутреннюю и внешнюю реальность.

Интересно, что 5 также определяется в системе нумерологии как число жертвенности. Если задуматься, мы всё время жертвуем своим телом, подвергая его трению и изнашиванию в жёстких жерновах жизни. И только от нас зависит, чему мы отдаём своё тело, на что расходуем его силы. Тело не вечно, и когда-то глина, из которой слеплен человеческий кувшин, превратится в песок и вернётся обратно в землю. И вопрос в конце пути будет один – какой смысл наполнял мою жизнь, каким богам (делам, идеям, целям и ценностям) было принесено в жертву моё тело?

Формула 3+2 показывает нам, что вся наша жизнь происходит в динамичном танце полярностей, выравнивании противоположностей, в драматичном и вечном диалоге жизни с самой собой.

На улице Фочанской в Суботице есть дом номер 32, ворота которого украшают два символических белых коня, которые замерли в прыжке навстречу друг другу, олицетворяя взаимодействие пространства и времени, баланс полярностей, стабилизацию ума, а в общем и целом – игру жизни, раскрывающуюся на фоне безупречно красивого неба, под внимательным и любящим взглядом Бога.

Зимнее утро

jutroЗимнее утро бывает очень нежным. Оно не торопится, оно может прийти с холодным молочным туманом и вылить его в настоянный на запахе печного дыма ещё морозный с ночи воздух. Оно попрячет в этом утреннем коктейле и дома, и деревья, и ещё редких прохожих. Оно приглушит все звуки, и перезвон колоколов храма, что совсем неподалёку, будет казаться эхом мелодии, переливающейся из одного кувшина бесконечности в другой. Зимнее утро не спешит, оно даёт глазам привыкнуть к мягкому свету, и только затем открывает завесу, впуская солнечный свет. Оказавшись на сцене утра, свет сначала застенчиво улыбается, а потом становится всё ярче и уверенней, заполняя собой всё пространство, проясняя краски, приближая звуки. И всё это происходит так плавно, что ты не сразу понимаешь, когда же туманное утро уступило место солнечному дню.

Адрес Восьмой

Числа и Смыслы. Нумерологические путешествия (продолжение)
Адрес Восьмой

Hold utca, 8
Хольд (Лунная) улица, дом 8

8“Все реки текут в море, но море не переполняется: к тому месту, откуда реки текут, они возвращаются, чтобы опять течь”. Ветхий Завет. Екк. 1:7 (цитата подсмотрена в книге “Дунай: река империй”, А. Шарый)

В восьмом измерении нас всё время волнуют вопросы смысла. В поисках ответов мы бесконечно возвращаемся в одну и ту же точку, но никогда – в то же самое место. Ведь невозможно дважды войти в одну реку.

Наблюдение за течением реки – это уже философия. Откуда она течёт и куда, что несёт в своих волнах, какими смыслами наполнены её воды. Изменятся ли они, если убрать их в гранитные берега и перекинуть через них мосты? Человек то сражается с реками, то пытается договориться с ними, где-то в глубине души всегда помня о том, что время – это река. Уж не само ли время мы хотим обуздать и подчинить себе, поворачивая реки вспять, строя дамбы и осушая русла?

Однако время-река хранит свои смыслы – переполняя через край или иссушая, поглощая в себя или неся очищение. Вечное горизонтальное падение жизни и смерти, перетекающих друг из друга, отражающих себя друг в друге. Что может сделать человек с этой вечной игрой?

Если спросить жителя Будапешта, какая улица в городе главная, он ответит – Дунай. Действительно, Дунай в Будапеште главный. Разделяя две части города, гористую Буду и равнинный Пешт, он на самом деле объединяет и взаимодополняет их, создавая и поддерживая гармонию в пространстве этого великолепного города.

8-1Из своих 2888 км 26 Дунай посвящает Будапешту. Через могучий поток, достигающий в черте города 500-метровой ширины, перекинуты 8 красивейших мостов. Берега аккуратно убраны в гранит. Все самые красивые здания Будапешта обращены лицом к Дунаю, словно хотят увидеть своё отражение в его водах, которые, кстати сказать, никогда не бывают голубыми, вечно храня свой зелёный цвет.

Недалеко от здания Венгерского Парламента, символа великой надежды австро-венгерской империи и силы государственности, находится респектабельная, строгая и красивая улица Хольд, или Лунная улица. Идущая вдоль течения Дуная, что отражает она – величие созданной людьми империи, их амбиции и власть, или же игру времени, бесконечного в своей полноте, но позволяющего нам, людям, делить его на фрагменты, истории и смыслы, чтобы однажды мы смогли вернуться в то место, откуда когда-то всё началось и откуда когда-нибудь всё снова начнётся.

 

В Кикинду к ушастым совам

dsc02026Сбылась наша мечта, мы с Дхарам Атмой побывали в Кикинде. Кикинда – это небольшой городок в Воеводине, автономном крае Сербии, который на несколько месяцев в году становится не чем иным, как Европейской совиной столицей. Каждый год с конца ноября до середины марта кроны деревьев в самом центре города служат местом обитания ушастых сов. Почему-то они зимуют именно в центре города.

Приехав в Кикинду, мы с ДА загадали, кто первым увидит сову, тот молодец. Шли по городу, не опуская головы, внимательно всматриваясь в кроны высоких деревьев. В итоге абсолютно одновременно воскликнули: “Вот она!” Так что молодцы оказались оба.

dsc01963И началось! Одной совой, конечно, дело не закончилось – только на одной сосне мы насчитали их в количестве двадцати! Это было похоже на совиную лихорадку – нам было так необходимо и настолько важно увидеть как можно больше этих ушастых созданий. Мы смотрели на них, а некоторые из них с интересом (по крайней мере, мне показалось, что с интересом) смотрели на нас.

Между тем, Кикинда примечательна не только совушками – и периодически мы переводили внимание на красивые яркие здания, на солнечные часы, что на южной стене православного храма, которые, кстати, идут абсолютно точно, на копию мамонта в натуральную величину, кости которого откопали неподалёку от города. Однако снова и снова мы оказывались под деревьями и, запрокинув головы, искали сов. Мой фотоаппарат, кажется, даже нагрелся от постоянной работы.

dsc02088Местные жители совушек любят и всегда готовы подсказать туристам места, где их больше. Одна бабушка, проходя мимо нас, посетовала, что в этом году сов мало, вот бывало, что их не сосчитать. Но для нас и дюжина сов на одной берёзе – это настоящее чудо.

В какой-то момент к нам подошёл дедуля с фотоаппаратом. Мы подумали, что он тоже снимает птиц, но он захотел запечатлеть нас! Мы ему говорим: “Совы”, а он нам: “Не, не совы, я хочу русских друзей сфотографировать”. Ну что ж, у каждого свои достопримечательности 🙂

А теперь задачка: каждую ночь совы улетают на охоту в поля к фермерским хозяйствам. За одну ночь одна сова съедает трёх мышей. Всего за зимний период совы съедают 15 млн. мышей. Сколько сов зимует в Воеводине?

Зимнее солнце

img_3544Зимнее солнце не поднимается высоко, и потому его свет останавливается в окнах невысоких домов, ложится на черепичные крыши, задерживается в кронах деревьев, давая возможность теням устраивать игры на улицах города. Тени – это гонцы света, его продолжение. Это штрихи, которыми свет рисует свои картины. Это акценты, без которых не понять чего-то важного. Не будет света, не будет теней. Их игра делает яркими прилавки новогодней ярмарки. Она касается фасадов старинных зданий, ёршика зелёной травы газонов, затёртых камней мостовой, острых шпилей соборов, сверкающих труб и больших красных барабанов балканского оркестра, в котором каждый музыкант стремится выразить только себя, не обращая внимание на мелодию и общий ритм. И кажется, что лишь чудом эта музыка обретает гармонию на фоне света и тени, улыбок и задумчивых взглядов, грусти и радости, жарких углей, на которых готовятся сладкие калачи, и морозного ветра, заставляющего поднять повыше воротник. Зимнее солнце хочет быть ближе к этой выражающей только себя саму жизни, и потому оно не поднимается высоко.