Category Archives: Дыхание

На озере

IMG_7536В самом конце глубокого вдоха услышался запах моря. Я не поверила, решила, что почудилось. Остановилась и снова вдохнула глубоко-глубоко, долго-долго.

Нет, не показалось – точно запах, который бывает на морском побережье в ясную погоду. Он появился именно в конце, когда уже хотелось остановить вдох и выдохнуть…

Вот так глубокое дыхание превратило в море небольшое озеро, на берегу которого я стояла, дышала и удивлялась. Наверно, озеро тоже удивилось, обнаружив свою глубину.

Вук Караджич и символ бесконечности

8-vukЧисло 8 – перевёрнутый символ бесконечности, но саму бесконечность перевернуть невозможно. У неё нет никакой конфигурации, это пространство и время в наичистейшем выражении, без форм и границ.

Есть ли движение в бесконечности, если двигаться может только форма? И как звук, родившись однажды, уходит в бесконечность, чтобы вечно существовать в ней? Я думаю, условием его вечного существования является потеря им формы, полное растворение в бескрайнем.

Однако здесь, на земном плане, звук должен быть зафиксирован и иметь свой символ, чтобы, соединяя эти символы, люди могли передавать послания в бесконечной надежде понять друг друга.

Связь восьмёрки с языком может показаться едва ощутимой, но лишь до тех пор, пока мы не попробуем вдохнуть очень внимательно и осознанно, чувствуя на вдохе вибрацию прохладного воздуха на губах, а на выдохе – тёплую волну слов, образующих нашу речь.

Торопливо бежит рука за движением губ, фиксируя вечность на листе бумаги. Символы звуков, буквы, оставляют свой отпечаток, и этот отпечаток порой сильнее самого слова.

vukВук Караджич, сербский филолог, реформатор и один из основоположников сербского литературного языка, был очень внимателен к символам, обозначающим звуки, и именно ему сербский язык обязан реформой, которая стала своего рода очищением и обновлением, что, помимо прочего, является качествами восьмёрки. Он провозгласил: Как слышится, так и пишется. И облегчил сербский алфавит на 19 букв, правда добавив к нему 6 новых.

Каждый раз, когда я пишу название нашего города Суботицы, рука вздрагивает, пытаясь приписать второе “б”, и перед глазами предстаёт образ подмигивающего мне Вука: “Не усложняй! Пиши као што говориш*…”

Сремски Карловцы, улица Вука Караджича, дом 8. От него прекрасный вид на центр города, церковь Святого Николая и голубой Дунай, который где-то далеко за горизонтом теряет свою форму, как звук, однажды родившийся и оставшийся жить вечно в слиянии с безбрежностью синего неба.

_________________
* Как слышится, так и пишется (серб.)

За левым плечом Девы

2017-10-21 21.24.14

 

За левым плечом Девы осыпаются жёлтые звёзды, верхушки деревьев открываются небу, сбрасывая листву, обнажая себя грядущим дням, холодным, прозрачным, чувственным. Сокол в осенней выси кружит над храмом, высматривая добычу, и улетает ни с чем. Моя награда сегодня – откровение осени, красота дыхания этого дня, его мягкий выдох, в то время, как новый вдох – уже у меня на губах.

 

Каштан и капля росы

DSC02557В то утро дерево каштана стало моим учителем. Оно приковало моё внимание, и я, как капля росы, не могла оторваться от него. Я смотрела и смотрела на каштан и на эту каплю, я ждала, что вот – мгновение – и она полетит вниз.

Я очень хотела застать этот миг, зафиксировать его взглядом, запечатлеть в уме. И так мы смотрели друг на друга – прозрачная капля на каштане и я.

Я подумала: “А, может, она вечна?” Неподвижно и спокойно она сияла в утреннем призрачном свете. Как будто навеки соединив себя с ростком каштана. Я поверила в её вечность и расслабилась. Вдохнула полной грудью и легко отпустила выдох. Раз, и уже нет капли – улетела, рассеялась во множестве таких же, добавив прохлады утреннему туману.

DSC02564“Как же так?” – воскликнула я. Каштан посмотрел на меня с улыбкой, и я увидела, как в его листьях заиграли лучи очнувшегося ото сна солнца. Новый день спешил повстречаться со мной.

 

 

Метаморфозы ноября

img_1773Осень растаяла, побыв пару дней зимой. Жухлые листья провожают мокрый снежный покров, утекающий нехотя в канавки грязной дороги.

Так ли важно воде в какой форме проявлять себя? Сыпать ли снегом на лобовое стекло машины, чтобы упрямые дворники неутомимо ходили влево и вправо, как маятник в руках бесконечного времени. Или забраться холодной влагой в ботинки школьников, шлёпающих по лужам к старому зданию школы. Соскочить с голой ветки и упасть мокрым снежком на нос серой вороны. Или остаться неглубокими следами от лапок аккуратно ступающей по снегу внимательной кошки.

Быть снегом или дождём, а может быть, поймав шальной и нежданный луч, то ли солнца, то ли моего сердца, испариться в его тепле, и тогда я, вздохнув с облегчением, почувствую наконец свежесть и чистоту этого утра.

“Экологическое тело”, сердце и счастье

flowСердце можно успокоить дыханием, вниманием к праническому телу. Не к эмоциям и не к мыслям – эти будут резвиться как малые дети, пока не устанут сами и не утомят своей непоседливостью и изменчивостью вас. Проявляя заботу о пране, мы даём поддержку сердцу и воспитываем непослушных детей – мысли и эмоции.

Что это значит практически? Когда одолевают нежелательные эмоции или навязчивые мысли, когда сердцебиение становится быстрым и неровным, надо остановиться, желательно сесть удобно, и начать спокойно дышать, делая вдохи и выдохи глубже и длиннее. Надо направить внимание в область сердца, как будто спрашивая его “Как ты?”, и затем сосредоточиться на том, чтобы услышать ответ. Сначала он будет невнятным, возможно, сердце не сможет успокоиться быстро. Тогда снова и снова спрашивайте его “Как ты себя чувствуешь?” и чувствуйте себя. Через какое-то время вы ощутите, что сердцу стало легче. А с ним ваши мысли и эмоции тоже успокоились и перестали требовать от вас напряжённого внимания.

Праническое тело – это не только дыхание, его можно назвать также “экологическим” телом. Это наша экология, то, как мы живём – как заботимся о себе и своём теле, что кушаем и о чём думаем, чем интересуемся и на что направляем внимание, насколько пребываем в согласии с законами природы и в гармонии с порядком во вселенной. Когда экологическое тело сбалансированно, жизнь – это ровный поток, а не сводящие с ума скачки напряжения.

Всё начинается с маленьких шагов, и прежде, чем начать думать о целой вселенной, возьмите в привычку обращать внимание на свою микро-вселенную и её центр – ваше собственное сердце.

P.S. Эта практика работает только в том случае, если человек действительно хочет что-то изменить в себе, стать счастливее и жить в мире. Парадоксально, но часто эмоциональные страдания более привычны и комфортны для человека, чем его усилия преодолеть их и взять на себя ответственность быть счастливым.

Озеро

В мае 1999 года Палич подвергся бомбардировкам НАТО, и говорят, что одна бомба не взорвалась и до сих пор лежит на дне озера, что не мешает ареалу этого озера быть пристанищем 260 видов птиц, местом притяжения людей, ищущих покоя и тишины… Так и человек – никакая “бомба” прошлого негативного опыта, лежащая в глубине его души, не должна мешать ему быть красивым, чистым и открытым и предлагать дары своего сердца тем, кто в них нуждается.

IMG_1627

Твои птицы – моё дыхание. Они скользят над твоей гладью, поют в кронах твоих деревьев, не задерживаясь надолго и, сбиваясь в шумные стаи, снова и снова отправляются куда-то – сквозь упругий ветер, через земную даль, к обещанным горизонтам. Сердца перелётных птиц – маленькие горячие комочки – символ надежды, жизни и силы. Твоя чаша питает их эликсиром спокойных вод. А в илистой глубине – только тебе известная боль, только тобой хранимая тайна. Но в то время, как озеро знает своё самое тёмное дно, птицам и небу известны лишь его голубые глаза, бездонные в своей чистоте.

T/Free Spirit

cycleОднажды всё закончится. Зелёное пожелтеет, жёлтое потемнеет и рассыплется в прах. Но останется дух дерева, и он вытянет из земли соки и снова сделает листья зелёными.

Верить в то, что каждый миг необходим, что каждый шаг не напрасен и каждый твой вдох имеет смысл, значит верить духу, а значит доверять Богу.

Если нет этой веры, надо остановиться. Закрыть глаза. Вдохнуть, выдохнуть. Вдох – Сат, выдох – Нам. Или вдох – Со, выдох – Хан(г). Или просто вдох и выдох… Дышать так и слушать голос дыхания/духа внутри себя, пока не успокоятся мысли. А потом открыть глаза и увидеть яркую свежую зелень на фоне синего-синего неба. Ветер колышет её, и в бликах листвы солнце множится до бесконечности.

Каждый миг – перекрёсток пространства и времени. Можно вечно быть на распутье, а можно соединиться со своим дыханием и вспомнить, что это также вход в другую реальность, где живёт Дух, где творит Бог. Где никогда ничего не закончится.

на задержке дыхания

DSC07736

Бывает, живёшь на задержке дыхания. Месяц или даже год проходит с тех пор, как ты сделаешь вдох и замираешь в ожидании, надеждах, страхе. “Ещё немного, и я выдохну, и уж потом задышу полной грудью”, – думаешь ты, но продолжаешь стоять и держаться за какую-нибудь замшелую корягу, чтобы только не двигаться в бурном потоке, и выжидаешь момента, когда можно будет выдохнуть и снова вдохнуть. “Ещё немного…” Но ведь жизнь не останавливается вместе с тобой, она просто проносится мимо… Жизнь не замолкает – каждый её звук рождается, чтобы длиться вечно. Жизнь не перестаёт дышать – ритмично и свободно, так, как она считает правильным, – в каждом рассвете, каждом закате, в осенних листопадах, в весенних ручьях и даже в задымлённых городах. Она всё время дышит, на то она и жизнь. Это странно, но иногда самый большой вызов в жизни – это жить. Чувствовать стопами землю, впускать в свою грудь ветер, подставлять лицо солнцу, ощущать внутри течение и идти за ним. Вдох, выдох. Ты открываешься жизни, и тогда жизнь открывается тебе.

Живой штрих

beogradЖивой штрих совершенен, даже если дрожит рука. Если линия ложится неровно и обрывается там, где должна продолжаться. Этот обрыв – просто выдох, чтобы сделать новый вдох. Штрих не описывает внешнюю реальность, он лишь робкая попытка передать мир того, кто вдыхает в него жизнь. Не надо быть великим художником, чтобы направить внимание из сердца через чуткие пальцы к тому, что рождает линию. Вдох, выдох, внимание. Это то, что так любит жизнь. Я позволю себе прикоснуться к ней кончиком карандаша…