Category Archives: Дыхание

Близость

Как только занесло нас в эту заброшенную деревушку, так и хочется сказать «Богом забытую», но я верю, что Он никого не забывает. Что Ему расстояния при Его бесконечности.

Машина оставлена на пригорке, дорога бежит вниз, свеже вымокшая от ночного дождя. Воздух такой, что кажется, каждая его молекула тоже была тщательно промыта дождём, до блеска, до невероятного внутреннего сияния, которое нельзя увидеть, но можно почувствовать, вдыхая этот кристально-чистый кислородный коктейль.

Домики, вросшие в землю, покосившиеся изгороди, самозабвенное квакание лягушек и, конечно, пение птиц. В деревне лишь одна дорога, а точнее канал, залитый дождём, заполненный дышащей от наших шагов грязью. Пробираться по нему нелегко, грязь очень приветлива и стремится поглотить каждый шаг.

А вот и местные жители – два подвыпивших мужичка сидят на завалинке. «Эй, вы что ли ищете чего?» «Да нет, просто гуляем». Один из мужичков пространно ведёт руками куда-то в сторону, бормоча что-то про «новых соседей», за которых он нас принял.

Под ногами живая грязь, мы не знаем куда идём, и просто доверяем дороге.

– Здесь очень мило! – неожиданно для себя восклицаю я.

– Ага, и соседи добрые, – с улыбкой вторит мне Дхарам Атма.

От этого диалога на сердце становится так легко, и я понимаю, насколько чистым может быть воздух заброшенной деревни, настолько и целительной близость Того, кто не забывает даже самые далёкие уголки моей души и наполняет жизнью каждый мой вдох и каждый мой шаг.

«Хроники наших гнёзд»

«Хроники наших гнёзд» – рассказы, которые я пишу в это очень необычное время этого очень необычного года, 2020-го. Ниже – один из рассказов, эпизод 15.

Продолжение крыльев

На голубом листе неба птица – лишь маленькая точка. Мы смотрим на неё и думаем, как она справляется с этой бескрайностью. Как сохраняет себя в необъятном бездонном пространстве и, спустившись с неба на дерево, остаётся собой – энергией, собранной в сгусток, жизнью, сжавшей себя в пушистый комок. Такая маленькая и беззащитная – как она не теряет себя?

Птица не чувствует свою отделённость от неба, ведь оно – продолжение её крыльев, которые обнимают птенцов, охватывают поле и лес, окружают всю эту землю. Нет различия между небом и птицей. Пространство и точка сливаются в единой картине мира.

В этой картине мира человек стоит как в музее и любуется прекрасным пейзажем, не догадываясь о том, что он не посторонний наблюдатель, а часть этой общей жизни. Его пульс – это ритмы земли, он дышит дыханием неба. У человека тоже есть крылья, способные дать ему силу быть собой и обнять этот мир. Эти крылья – его сердце.


Другие рассказы из цикла «Хроники наших гнёзд» находятся вот ЗДЕСЬ или по тэгу #хроники наших гнёзд
Некоторые рассказы я перевела или ещё переведу на английский, just for fun 🙂

Подружиться с Праническим телом

Дыхание – это проводник духовного опыта, посредник между телом и разумом. Это первый шаг к преображению тела из состояния более или менее пассивно и бессознательно функционирующего органа в проводник или инструмент полностью развитого и просветлённого разума.

Концентрация на процессе дыхания вызывает блаженное состояние умственного и физического равновесия, оно ощущается как телесное блаженство.

– Филип Капло “Три столпа дзен”

В системе Десяти тел в Кундалини йоге восьмое по счёту – Праническое тело. Оно связано с дыханием, энергией, очищением и исцелением. Для того, чтобы настроить работу любого из десяти тел, его нужно для начала очень хорошо почувствовать, ощутить на собственном опыте, пережить его качества. С какими-то телами вступить в контакт довольно сложно, например, с Тонким телом, слишком уж оно тонкое и неуловимое. Праническое тело относится к тем, почувствовать которые довольно несложно, как несложно ощутить своё дыхание. Всё, что для этого нужно – внимание.

В Кундалини йоге множество медитаций с дыханием и специфических пранаям, где мы дышим особенным образом и фокусируемая на определённых вещах. Эти техники могут быть очень эффективными сами по себе. Однако если добавить к ним ещё один элемент, внимание, то результаты будут гораздо лучше. Вдумчивое внимание вместо автоматизма – вот что переводит тело из “состояния более или менее пассивно и бессознательно функционирующего органа в проводник или инструмент полностью развитого и просветлённого разума”.

Для знакомства с Праническим телом и в качестве подготовки к любой медитации с дыханием можно использовать одну простую технику, которой поделилась с нами в этом году Гуру Раттана. Эта техника соединяет нас с дыханием и помогает почувствовать, чего хочет наше Праническое тело. Это действительно выглядит как знакомство, причём довольно увлекательное.

Итак, мы принимаем правильную позу с прямой спиной. Это важно. Например, буддисты считают, что согнутая спина лишает сознание энергии, и оно быстро наполняется случайными мыслями и образами, а выпрямленная спина увеличивает концентрацию внимания и уменьшает вероятность появления блуждающих мыслей.

Далее делаем свободный вдох и задерживаем дыхание ровно настолько, насколько нам комфортно. Затем, как говорила Гуру Раттана: “Когда ваше Праническое тело захочет выдохнуть, выдохните”. Очень важно почувствовать этот момент в теле, а не думать о том, когда пора сделать выдох.

После свободного выдоха снова задерживаем дыхание и снова прислушиваемся к своему Праническому телу. Когда оно захочет вдохнуть? Почувствовали этот момент? Значит пора вдыхать. И так далее.

Мы не регулируем своё дыхание сознательно, не настраиваем продолжительность вдохов, выдохов и задержек. Всё, что нам нужно, это чувствовать, чего хочет наше Праническое тело – насколько глубоко вдохнуть и насколько долго задержать дыхание на вдохе, насколько полно выдохнуть и насколько долго задержать дыхание на выдохе.

Я назвала бы это дыхание спонтанной пранаямой или пранаямой знакомства с Праническим телом, к которому мы прикасаемся своим вниманием и наполняем его энергией. При этом можно наблюдать, как по мере выполнения дыхания успокаивается ум – это переживание ни с чем не перепутаешь и его даже не надо объяснять. Вы просто чувствуете, что ум стал спокойней. Также успокаивается тело, и где-то глубоко внутри ощущается тёплая волна, накрывающая покоем и расслаблением.

Время выполнения не ограничено. Можно выполнять это дыхание столько, сколько хочется, или до момента, когда вы почувствуете, что вам легко следовать за своим Праническим телом. После завершения практики отметьте, как изменилось ваше состояние и ваше обычное дыхание. Возможно, вы ощутите больше лёгкости, а дыхание станет более полным и свободным.

Подружиться с Праническим телом несложно, оно всегда готово к этому и только ждёт подходящего момента. Вопрос только в том, готовы ли мы.

На озере

IMG_7536В самом конце глубокого вдоха услышался запах моря. Я не поверила, решила, что почудилось. Остановилась и снова вдохнула глубоко-глубоко, долго-долго.

Нет, не показалось – точно запах, который бывает на морском побережье в ясную погоду. Он появился именно в конце, когда уже хотелось остановить вдох и выдохнуть…

Вот так глубокое дыхание превратило в море небольшое озеро, на берегу которого я стояла, дышала и удивлялась. Наверно, озеро тоже удивилось, обнаружив свою глубину.

Вук Караджич и символ бесконечности

8-vukЧисло 8 – перевёрнутый символ бесконечности, но саму бесконечность перевернуть невозможно. У неё нет никакой конфигурации, это пространство и время в наичистейшем выражении, без форм и границ.

Есть ли движение в бесконечности, если двигаться может только форма? И как звук, родившись однажды, уходит в бесконечность, чтобы вечно существовать в ней? Я думаю, условием его вечного существования является потеря им формы, полное растворение в бескрайнем.

Однако здесь, на земном плане, звук должен быть зафиксирован и иметь свой символ, чтобы, соединяя эти символы, люди могли передавать послания в бесконечной надежде понять друг друга.

Связь восьмёрки с языком может показаться едва ощутимой, но лишь до тех пор, пока мы не попробуем вдохнуть очень внимательно и осознанно, чувствуя на вдохе вибрацию прохладного воздуха на губах, а на выдохе – тёплую волну слов, образующих нашу речь.

Торопливо бежит рука за движением губ, фиксируя вечность на листе бумаги. Символы звуков, буквы, оставляют свой отпечаток, и этот отпечаток порой сильнее самого слова.

vukВук Караджич, сербский филолог, реформатор и один из основоположников сербского литературного языка, был очень внимателен к символам, обозначающим звуки, и именно ему сербский язык обязан реформой, которая стала своего рода очищением и обновлением, что, помимо прочего, является качествами восьмёрки. Он провозгласил: Как слышится, так и пишется. И облегчил сербский алфавит на 19 букв, правда добавив к нему 6 новых.

Каждый раз, когда я пишу название нашего города Суботицы, рука вздрагивает, пытаясь приписать второе “б”, и перед глазами предстаёт образ подмигивающего мне Вука: “Не усложняй! Пиши као што говориш*…”

Сремски Карловцы, улица Вука Караджича, дом 8. От него прекрасный вид на центр города, церковь Святого Николая и голубой Дунай, который где-то далеко за горизонтом теряет свою форму, как звук, однажды родившийся и оставшийся жить вечно в слиянии с безбрежностью синего неба.

_________________
* Как слышится, так и пишется (серб.)

За левым плечом Девы

2017-10-21 21.24.14

 

За левым плечом Девы осыпаются жёлтые звёзды, верхушки деревьев открываются небу, сбрасывая листву, обнажая себя грядущим дням, холодным, прозрачным, чувственным. Сокол в осенней выси кружит над храмом, высматривая добычу, и улетает ни с чем. Моя награда сегодня – откровение осени, красота дыхания этого дня, его мягкий выдох, в то время, как новый вдох – уже у меня на губах.

 

Каштан и капля росы

DSC02557В то утро дерево каштана стало моим учителем. Оно приковало моё внимание, и я, как капля росы, не могла оторваться от него. Я смотрела и смотрела на каштан и на эту каплю, я ждала, что вот – мгновение – и она полетит вниз.

Я очень хотела застать этот миг, зафиксировать его взглядом, запечатлеть в уме. И так мы смотрели друг на друга – прозрачная капля на каштане и я.

Я подумала: “А, может, она вечна?” Неподвижно и спокойно она сияла в утреннем призрачном свете. Как будто навеки соединив себя с ростком каштана. Я поверила в её вечность и расслабилась. Вдохнула полной грудью и легко отпустила выдох. Раз, и уже нет капли – улетела, рассеялась во множестве таких же, добавив прохлады утреннему туману.

DSC02564“Как же так?” – воскликнула я. Каштан посмотрел на меня с улыбкой, и я увидела, как в его листьях заиграли лучи очнувшегося ото сна солнца. Новый день спешил повстречаться со мной.

 

 

Метаморфозы ноября

img_1773Осень растаяла, побыв пару дней зимой. Жухлые листья провожают мокрый снежный покров, утекающий нехотя в канавки грязной дороги.

Так ли важно воде в какой форме проявлять себя? Сыпать ли снегом на лобовое стекло машины, чтобы упрямые дворники неутомимо ходили влево и вправо, как маятник в руках бесконечного времени. Или забраться холодной влагой в ботинки школьников, шлёпающих по лужам к старому зданию школы. Соскочить с голой ветки и упасть мокрым снежком на нос серой вороны. Или остаться неглубокими следами от лапок аккуратно ступающей по снегу внимательной кошки.

Быть снегом или дождём, а может быть, поймав шальной и нежданный луч, то ли солнца, то ли моего сердца, испариться в его тепле, и тогда я, вздохнув с облегчением, почувствую наконец свежесть и чистоту этого утра.

“Экологическое тело”, сердце и счастье

flowСердце можно успокоить дыханием, вниманием к праническому телу. Не к эмоциям и не к мыслям – эти будут резвиться как малые дети, пока не устанут сами и не утомят своей непоседливостью и изменчивостью вас. Проявляя заботу о пране, мы даём поддержку сердцу и воспитываем непослушных детей – мысли и эмоции.

Что это значит практически? Когда одолевают нежелательные эмоции или навязчивые мысли, когда сердцебиение становится быстрым и неровным, надо остановиться, желательно сесть удобно, и начать спокойно дышать, делая вдохи и выдохи глубже и длиннее. Надо направить внимание в область сердца, как будто спрашивая его “Как ты?”, и затем сосредоточиться на том, чтобы услышать ответ. Сначала он будет невнятным, возможно, сердце не сможет успокоиться быстро. Тогда снова и снова спрашивайте его “Как ты себя чувствуешь?” и чувствуйте себя. Через какое-то время вы ощутите, что сердцу стало легче. А с ним ваши мысли и эмоции тоже успокоились и перестали требовать от вас напряжённого внимания.

Праническое тело – это не только дыхание, его можно назвать также “экологическим” телом. Это наша экология, то, как мы живём – как заботимся о себе и своём теле, что кушаем и о чём думаем, чем интересуемся и на что направляем внимание, насколько пребываем в согласии с законами природы и в гармонии с порядком во вселенной. Когда экологическое тело сбалансированно, жизнь – это ровный поток, а не сводящие с ума скачки напряжения.

Всё начинается с маленьких шагов, и прежде, чем начать думать о целой вселенной, возьмите в привычку обращать внимание на свою микро-вселенную и её центр – ваше собственное сердце.

P.S. Эта практика работает только в том случае, если человек действительно хочет что-то изменить в себе, стать счастливее и жить в мире. Парадоксально, но часто эмоциональные страдания более привычны и комфортны для человека, чем его усилия преодолеть их и взять на себя ответственность быть счастливым.

Озеро

В мае 1999 года Палич подвергся бомбардировкам НАТО, и говорят, что одна бомба не взорвалась и до сих пор лежит на дне озера, что не мешает ареалу этого озера быть пристанищем 260 видов птиц, местом притяжения людей, ищущих покоя и тишины… Так и человек – никакая “бомба” прошлого негативного опыта, лежащая в глубине его души, не должна мешать ему быть красивым, чистым и открытым и предлагать дары своего сердца тем, кто в них нуждается.

IMG_1627

Твои птицы – моё дыхание. Они скользят над твоей гладью, поют в кронах твоих деревьев, не задерживаясь надолго и, сбиваясь в шумные стаи, снова и снова отправляются куда-то – сквозь упругий ветер, через земную даль, к обещанным горизонтам. Сердца перелётных птиц – маленькие горячие комочки – символ надежды, жизни и силы. Твоя чаша питает их эликсиром спокойных вод. А в илистой глубине – только тебе известная боль, только тобой хранимая тайна. Но в то время, как озеро знает своё самое тёмное дно, птицам и небу известны лишь его голубые глаза, бездонные в своей чистоте.