Category Archives: Внутренняя Эмиграция

Ясная моя

yasnayaМы не ждали солнца, мы выбирались утром из города, оставляя позади густое и плотное пространство автомобильных пробок и серых домов, верхние этажи которых закрывал влажный холодный туман.

Ещё немного, и вот этот заветный поворот с трассы направо. Через несколько минут мы уже у больших белых башень, вид которых знаком каждому туляку особенно моего возраста – в моём детстве это были самые вкусные конфеты – в фантиках с видами Ясной Поляны вообще и этих башен в частности.

Мы не ждали солнца, а оно пришло, стоило только сделать шаг из одного мира в другой и по совершенно безлюдному Прешпекту направиться к дому Толстого. В городе туман закрывал дома, но этот дом затмил бы любые туманы, таким он предстал белым, ярким, сияющим. Мартовский снег лишь подчёркивал его белизну, а безукоризненно синее небо – было зеркалом для его сияния.

lightandshadowsОн стоял посередине этой внезапной весны как белый храм. Он звучал в торопливых трелях пробудившихся птах как ясный и чистый вокал. В стремительном соединении света и тени, зимы и весны, неба и земли он провозглашал лишь одно – мир как главную ценность.

Мы не ждали солнца, а оно пришло. Наверное, всё-таки ждали. Ясная моя, душа моя, песня моя – новая весна явилась в твою жизнь.

На перекрёстке четырёх дорог

На перекрёстке четырёх дорог стоит дом с окнами на собор. Она любит просыпаться в этом доме и смотреть, как небо светлеет над высокими колокольными башнями, а потом из облаков выкатывается солнце, и его лучи начинают играть в венце Мадонны.

DSC09922

В эти моменты Ясна Тот думает о том, что дом – это не место, это чувство. Однако есть места, где это чувство возникает естественным образом. Оно просто есть, а значит и есть дом.

Звон колоколов густо наполняет пространство, голуби разлетаются во все стороны, чтобы потом, когда колокола утихнут, снова вернуться на свои места на покатых крышах ризниц и на остроконечных пиках башен.

Начинается новый день, и перекрёсток четырёх дорог, как всегда, предлагает любую из них. На то он и перекрёсток, чтобы представлять собой свободу выбора.

Каждый день, выходя их дома, Ясна выбирает ту дорогу, которая снова и снова будет возвращать её всё ближе к дому – как к месту, к чувству и к самой себе.

Эхо

Слов стада погоняет пастух в дальнюю даль.
Сколько из них вернутся знает только кнут пастуха,
Рассекающий плотный воздух коротким ударом:
Эк – отзываются горы, Онг – мелодично поёт река,
Кар – трещит огонь, разбуженный трением моих рук.
Я складываю ладони, в пространстве сердца звучит –
Сат Нам.

Впечатления от родного города

Август катится к середине. Я еду на машине по городу. Вроде всё как всегда – улицы забиты машинами, на перекрёстках заторы, люди торопятся по своим делам. Но что-то не так, как обычно – меня не отпускает ощущение приближающейся осени.

Вот ветер погнал по дороге стайку сухих листьев, а вот в воздухе повеяло не беззаботной радостью лета, а немного грустными нотками увядающих цветов. А рябина, какая она в этом году ярко-красная!

Несмотря на внешнюю суету, внутри как-то очень тихо. По всему городу несколько зловеще расставлены пока затянутые в чёрный полиэтилен знаки – «Остановка запрещена», «Проезд запрещён», «Дорога с односторонним движением».

Боже, я как раз еду по будущей «встречке»! Сколько дней ещё можно будет ездить по ней, пока не откроют запрещающий знак? А внутри уже ощущение, что ты движешься не в общем потоке.

Потом останавливаешься под ещё закрытым знаком. И стоишь, пока можно, осматриваешься вокруг, наблюдаешь свой родной город. Скоро в нём откроют все знаки, скоро в него придёт осень. А я стою и смотрю на рябину – какая же она яркая!

про конец света

Что будет, когда пространство и время освободятся друг от друга?  Может ли медитация остановить время? И почему любовь – это конец света?

Отрывок из рассказа «Корсет» сербского писателя Милорада Павича:

– Многие думают, что конец света можно будет наблюдать из любой точки земного шара… Если конец света можно видеть с любого места, это значит, что пространства больше не существует. Следовательно, погибель произойдёт оттого, что время отделится от пространства в том смысле, что повсюду на земле будет разрушенное пространство. Всюду останется только бесшумное время, освобождённое от пространства

– В древнем Ханаане неподалёку от храма стоял круглый жертвенник, вокруг которого были устроены сиденья. Это были места для наблюдения за концом света. С них можно было наилучшим образом увидеть Судный день. Так что хананеи ожидали конца света в одной-единственной точке, это означает, что на этом месте перестанет существовать именно время. Это и есть конец света. Пространство освобождается от времени.

– Я ему о любви, а он мне о конце света.

– Так ведь и я, и ты говорим о любви. В сердце не существует пространства, в душе не существует времени.

поезд Будапешт – Прага

strsibna-stezkaПозади величие Будапешта. Впереди уютная Прага. А между ними железная дорога и поезд. Поезд – не такая уж примечательность. Но что важнее – место, откуда ты держишь путь, или куда направляешься в данный момент? Данный момент – мост между прошлым и будущим, портал перехода от воспоминаний к ожиданиям. Ты уже не там, где была минуту назад, ты ещё не там, где будешь через мгновение. Что имеет значение?
На далёком холме за окном старая церковь, капли дождя сменяются снегом. Ветер, туман. Длинный туннель в горах поглощает состав поезда. Вагоны бегут друг за другом, счастливые, что они вместе. И вот, после туннеля открывается новый вид – тихий горный ручей, на берегу которого маленький домик с черепичной крышей, участок с зелёной травой и белые овцы. Ты вдруг чувствуешь их дыхание – они вдыхают холодный туман, выдыхают из ноздрей тёплый пар. Водяная мельница чуть вдали – но это просто один из стоп-кадров. И снова туннель, а за ним новый лес, пригорки, дома. «Как ты думаешь, с какой скоростью едет наш поезд?» – это я задаю вопрос. «Километров 80 в час». Смотрю на табло: «Ты знаешь, 160…» Миг между прошлым и будущим всегда быстрее, чем может казаться. Давай отдадим его Богу, так будет спокойней в пути.

сердце черепичных крыш

DSC04057Черепичные крыши укрывают кого-то, но не меня. Я могу смотреть на них, но только со стороны, ведь моё заблуждение в том, что только со стороны я могу ощутить их сердечную красоту, которая так увлекает, что не хочется сделать шаг к двери с тяжёлым замком и скрипучим железным засовом. Но внутрь путь неизбежен.
О, черепичные крыши, вы готовы принять меня? Богова Богемия, для тех, кто познал, что есть Рай.

одеться не по погоде

zemunОдеться не по погоде и уехать за тридевять земель. Никого ни о чём не спрашивать и на все вопросы просто улыбаться. Проезжая по центру незнакомого города, увидеть полуразрушенный деревяный домик, ждущий то ли сноса, то ли реставрации. И нет в его самомнении ничего, что помешает ему отправиться в печку, чтобы ещё раз порадовать мир – теперь уже ясным огнём – и уйти спокойно. Но как дышит его рыжая кровля, его наличники причудливых форм! «Отреставрируют!» – с уверенностью думаешь ты, а дорога уже предлагает новое меню видов – невиданных, чувств – нечувствованных, вдохов – которые ещё предстоит вдохнуть. С каждым поворотом автомобильных колес настоящее остаётся в прошлом, а будущее становится настоящим. Одеться не по погоде – означает предвкушать неизвестное, ведь погода так переменчива. Но внезапно ты понимаешь, что неважно, как ты одет – если сердце открыто дороге – погода на твоей стороне.

______________________________
А вот медитация обновления – для «реставрации» сердца.

Белая птица

IMG_1009Белая птица живёт во мне. Я взлетаю над облаками. Первый слой тёмно-серый, хмурый, и солнце ещё так далеко. Его не видно совсем. Второй чуть светлее, и хочется ещё выше. Вот третий слой облаков внизу, словно снежная пелена. Солнце как за тонкой тканью тумана, светлый шар, готовый прорвать эту ткань. Но вот четвёртый слой облаков очень густой, и снова скрывается солнце. Четвёртый самый загадочный. Ты уже в полёте и знаешь, что солнце есть, хотя всё, что видно теперь, – это мерцание белых вспышек на крыле. Красиво. Но этого мало. Мне нужно солнце, и я поднимаюсь выше. Вот оно! Смелое, ясное, чистое. Свет его так силён, что я закрываю глаза и вижу белую птицу, что живёт во мне. Она и есть это солнце.

кусочек неба

IMG_0993Кусочек неба на завтрак. Но кто-то не берёт и его, потому что это такая малость, потому что совсем нет времени. Потому что весь день стоять в пробках и дышать серым воздухом. Потому что мысли не о небе и даже не о земле. Кто и когда видел здесь землю? Она лежит под асфальтом. Её совсем не видно теперь, когда над городом серая мгла. Мгла проникает повсюду, она во дворах домов, она над потоком машин, она ползёт по бетонным стенам. Она хочет зайти в твоё сердце. И ты невольно закрываешь его.
И ты даже не знаешь, насколько ему нужен кусочек неба… на завтрак…