Здравствуй, Баксик!


Через московскую метель, сквозь плотные слои белых облаков, турбулентные дрязги… добраться наконец домой в Суботицу и увидеть, что котёл отопления как будто и не рад нашему приезду и ни в какую не хочет включаться. Температура дома почти как на улице, горячей воды соответственно тоже нет. Эх, а мы ведь так ласково называли тебя “Баксик” (его официальное название Baxi)! Что же ты не хочешь обогреть нас?

Меньше всего хотелось выяснять причину такого досадного сюрприза и больше всего – принять горячий душ и укутаться на весь вечер в тёплый плед с какой-нибудь книжкой. Что делать… В Суботице у нас один телефон, по которому можно звонить в любое время, когда нужна помощь. И это не 911, это телефон Зорицы. Длинные гудки. На том конце берут трубку. Зорица рада нам как всегда. Это так приятно. “Да-да, всё хорошо, только что приехали… Ты не знаешь, как работает Цимгас, у нас котёл сломался”. Выясняем, что суботицкий Цимгас не работает ни сегодня, ни завтра, потому как католическое Рождество, а “они там все католики”. Кстати, не работают даже круглосуточные газовые службы. После короткого обмена мнениями и впечатлениями о том, почему котёл не работает и как быть, она зовёт нас в гости: “Драган сказал, что сначала вы должны прийти к нам в гости и попить с нами чаю, а потом уже всё решим”. Мы улыбаемся. Это так по-сербски.

Квартира у Зорицы с Драганом просторная и гостеприимная. Большой диван, располагающий к тому, чтобы утонуть в нём. Спокойная негромкая музыка. На стенах картины с щедрыми красками и полки с многочисленными книгами, из которых сразу привлекает внимание собрание сочинений Достоевского. “Я очень его люблю”, – комментирует Зорица. Жадно вчитываюсь в названия книг на корешках. Смотрю на них как на карту, как будто изучаю страны, в которых хочу побывать. Хочу когда-нибудь прочитать всё это на сербском. Далее следуют неизбежные разговоры о сербских писателях. Павич, Селимович, конечно же, Андрич…

Драган только что пришёл с работы. В джинсах и белой рубашке, он не выпускает из рук мобильный телефон и как всегда смотрится очень деловым. Зорица без макияжа, в уютной домашней кофте, вся очень домашняя. В офисе она директор, а здесь просто любящая и любимая жена.

Мы пьём чай и ведём наши привычные разговоры, которые я обожаю. О сходствах и различиях русского и сербского языков, о социалистических временах Югославии и товарище Тито, которого сербы до сих пор горячо любят. Выясняется, что “приjятел” переводится с сербского как “друг”, а вот “другар” – это приятель. Всё наоборот. А то, что по-сербски “друг”, по-русски – товарищ. Например, друг Тито. В детстве Зорица с Драганом тоже были пионерами и носили пилотки и галстуки. А ещё говорили: “Клянусь Тито”, это что-то типа нашего “честного пионерского”. Русские и сербские слова смешиваются и переплетаются, образуя какой-то новый язык, местами очень забавный, но всегда понятный.

За разговорами я забываю, что дома у нас холодрыга и неработающий Бакси. Кажется, что везде должно быть тепло, если так тепло на душе.

Слово за слово, и мы доходим в разговорах до отеля, где в следующем году будут проходить наши тренинги. Драган узнаёт, что это отель в Боснии, в местечке Тарчин, и лицо его мрачнеет. “В этом месте были самые тяжёлые и ужасные бои в недавней войне. Там погибло больше всего сербов. И ещё там был устроен концлагерь для сербов”. И дальше рассказывает историю про одного родственника (сам Драган родом из Сараево), который был в этом лагере. Как и все заключённые, он много работал. Их совсем не кормили. Он собирал по дороге зёрна пшеницы, смачивал их слюной и всю ночь держал в зажатой ладони, чтобы зёрна немного набухли. И утром съедал…

Лицо Драгана становится ещё более грустным. “Знаете, вам надо найти другой отель. Я сейчас позвоню одному знакомому”. В итоге он обзвонил несколько своих знакомых, друзей и приятелей. “Вот, смотрите, вот это чудесное место, там прекрасный отель”. И дальше он показывает нам в Интернете фотографии этого места и всё время повторяет “прелепо, прелепо”. “Да, правда прелепо”, – отвечаем мы. Гора Тара – мы давно мечтаем побывать там. И вот уже зреют планы на встречу Нового года на Таре…

Я думаю, что этот вечер мог бы продолжаться бесконечно – неспешный, дружеский, тёплый. На самом деле, он и так продолжается, только теперь в сердце. А Баксика мы с Драганом починили. Он теперь в полном порядке, и дома у нас тепло и уютно.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Post Navigation