Author Archives: Janna

Малина

На солнце они светятся, яркие капли малины. Стоит только присесть и посмотреть на них из под листьев. Удивиться тому, как их много.
Какие тут высокие ели и стройные сосны. Растут, вечно касаясь друг друга. Посмотришь на небо и кроны, и голова закружится от их молчаливого хоровода.
Прихожу сюда как в гости к давнему серому другу, с которым не поговорить, но можно угоститься малиной. Надо только сначала поздороваться с небом, а потом наклониться и увидеть наполненные солнцем капли.

Cезоны цветения

По порядку сменили друг друга сезоны цветения черёмухи, черешни, яблони, сирени, липы. В лугах теперь настоялся аромат мелких, похожих на белые звёздочки цветов. Я не ботаник, не очень-то разбираюсь в названиях, но люблю рассматривать всю эту скромную красоту поближе – удивительна она и необычна, и помимо всего прочего, развивает внимательность.

От Красной поляны, что напротив усадьбы и дома Волконского, по другую сторону пруда, поднимается дорога, по которой мы часто прогуливаемся вечерами. Вот и в этот раз идём. Навстречу – интересная компания. Мужчина из местных, с ним две собаки, большая добрая дворняга на поводке и старенький рыжий спаниель, а ещё палевая кошка с голубыми глазами. Идут не спеша.

В Ясной Поляне принято здороваться даже с незнакомцами, так что мы поприветствовали мужчину.

– Какие хорошие у вас спутники, – говорим.
– Да, мы всегда так гуляем, – и, показывая на кошку, добавляет, – ещё с нами обычно её сын ходит, но сегодня дома остался что-то. Он такой же точно, как она, только глаза оранжевые.

Перебросились ещё парой фраз и пошли каждый своей дорогой. Мы к машине, мужчина с собаками вниз к поляне, а кошка, заинтересовавшись только ей известно чем, остановилась у забора, присматриваясь и принюхиваясь. Может, цветок какой-то разглядывала. Она-то в них хорошо разбирается, не то что я.

«Не выходи из комнаты…»

«Не выходи из комнаты, не совершай ошибку…», – написал поэт и в чём-то оказался прав. Мало ли что может произойти, пока ты будешь гулять, да и кто знает, когда ты сможешь вернуться в свою комнату. Если не хочешь перемен, сиди дома. Да и то без гарантий – переменам же всё равно, они приходят независимо от того, уходишь ли ты.

Так получилось, что в конце февраля мы оставили свой сербский дом «на две недели», но до сих пор не можем вернуться туда. Представляю, что горлицы скорее всего свили на нашем балконе гнездо и вывели птенцов, которые теперь расселились в густой листве боджошей. Представляю, как по ночам молодые совушки-сплюшки пронизывают густой летний воздух своими тоненькими голосами. Голуби как всегда ведут себя по-хозяйски, разгуливая по прохладным камням синего фонтана у городской ратуши. Скворцы как обычно прыгают под ёлками у кафедрального собора в поисках червячков.

Мне очень легко представить всё это – как горлицы будоражат листву, перелетая с ветки на ветку, как голубиные стаи взмывают над вымощенной неровными гладкими камнями площадью, как жаркий вечер спускается на город вместе с загадочным уханьем сов. Ведь я очень долго впитывала этот город, вглядывалась в каждый листик и в каждый камень, вслушивалась в каждый удар колокола и каждое слово малопонятной речи. Я легко представляю себе каждый миг восхода и каждый отблеск заката в городе, из которого мы уехали ненадолго, забрав его с собой навсегда.

Мечтать

Человек всегда стремился делать то, что физически он делать не может: летать, перемещаться со скоростью звука, переплывать океаны, ходить по поверхности Луны… Возможности человеческого тела очень ограничены, но Господь Бог дал ему способность отделять мысли от физической реальности, иначе говоря, мечтать.

Мечта не принадлежит физической реальности и уводит от неё. Это необходимо, чтобы увидеть широкую картину за пределами физических ограничений. Вернётся ли мечта на физический план и станет ли реальностью, парадоксальным образом зависит от того, насколько плотно человек соприкасается с материальным миром. 

Если соприкосновение слабое, то и мечты будут тщетные, так, не мечты, а мечтания, пустые и бессильные. А если контакт с миром воплощённых форм тесный, то мечта, взлетев на небывалую высоту, притянет туда реальность событий и достижений. Мечта – не шарик на тонкой ниточке, это скорее птица – свободная, быстрая, творящая красоту невероятного, но очень реального полёта.

Близость

Как только занесло нас в эту заброшенную деревушку, так и хочется сказать «Богом забытую», но я верю, что Он никого не забывает. Что Ему расстояния при Его бесконечности.

Машина оставлена на пригорке, дорога бежит вниз, свеже вымокшая от ночного дождя. Воздух такой, что кажется, каждая его молекула тоже была тщательно промыта дождём, до блеска, до невероятного внутреннего сияния, которое нельзя увидеть, но можно почувствовать, вдыхая этот кристально-чистый кислородный коктейль.

Домики, вросшие в землю, покосившиеся изгороди, самозабвенное квакание лягушек и, конечно, пение птиц. В деревне лишь одна дорога, а точнее канал, залитый дождём, заполненный дышащей от наших шагов грязью. Пробираться по нему нелегко, грязь очень приветлива и стремится поглотить каждый шаг.

А вот и местные жители – два подвыпивших мужичка сидят на завалинке. «Эй, вы что ли ищете чего?» «Да нет, просто гуляем». Один из мужичков пространно ведёт руками куда-то в сторону, бормоча что-то про «новых соседей», за которых он нас принял.

Под ногами живая грязь, мы не знаем куда идём, и просто доверяем дороге.

– Здесь очень мило! – неожиданно для себя восклицаю я.

– Ага, и соседи добрые, – с улыбкой вторит мне Дхарам Атма.

От этого диалога на сердце становится так легко, и я понимаю, насколько чистым может быть воздух заброшенной деревни, настолько и целительной близость Того, кто не забывает даже самые далёкие уголки моей души и наполняет жизнью каждый мой вдох и каждый мой шаг.

Сердце Вселенной

Ты почувствуешь сердце Вселенной, когда ощутишь боль в сердце близкого человека и захочешь обнять его вопреки всем расстояниям, разделяющим, но не разрывающим связь. Эта боль запульсирует в каплях дождя, отбивающих по карнизу послание далёкого дорогого сердца, она взметнётся на мокрых крыльях ввысь, желая преодолеть серое небо ненастья. И ты поспешишь за ней, потому что захочешь, нет, страстно возжелаешь, утолить её. Обнять, прижать к своему сердцу, выплакать её всю, до единой капли. И будешь робко надеяться, что небо с тобой заодно, раз льётся этим дождём. Сердце Вселенной не где-то там, в абстрактных возвышенных сферах. Оно в твоём вдохе, интимном и внутреннем, но также общем и разделённым с любимыми, где бы они ни были. 

 

«Хроники наших гнёзд»

«Хроники наших гнёзд» – рассказы, которые я пишу в это очень необычное время этого очень необычного года, 2020-го. Ниже – один из рассказов, эпизод 15.

Продолжение крыльев

На голубом листе неба птица – лишь маленькая точка. Мы смотрим на неё и думаем, как она справляется с этой бескрайностью. Как сохраняет себя в необъятном бездонном пространстве и, спустившись с неба на дерево, остаётся собой – энергией, собранной в сгусток, жизнью, сжавшей себя в пушистый комок. Такая маленькая и беззащитная – как она не теряет себя?

Птица не чувствует свою отделённость от неба, ведь оно – продолжение её крыльев, которые обнимают птенцов, охватывают поле и лес, окружают всю эту землю. Нет различия между небом и птицей. Пространство и точка сливаются в единой картине мира.

В этой картине мира человек стоит как в музее и любуется прекрасным пейзажем, не догадываясь о том, что он не посторонний наблюдатель, а часть этой общей жизни. Его пульс – это ритмы земли, он дышит дыханием неба. У человека тоже есть крылья, способные дать ему силу быть собой и обнять этот мир. Эти крылья – его сердце.


Другие рассказы из цикла «Хроники наших гнёзд» находятся вот ЗДЕСЬ и по тэгу #хроники наших гнёзд
Некоторые рассказы я перевела или ещё переведу на английский, just for fun 🙂

Симург

***

Несомненно, есть у нас Царь.
Он за горой, а имя ей Каф.
Зовется Он – Симург, Повелитель птиц,
Он к нам близок, а мы от Него далеки.
На вершине высокого дерева Его покой.
Его имя невозможно выразить словами.
Больше сотни тысяч завес
Перед Ним – и из света, и из мрака.
В обоих мирах ни у кого не хватит отваги,
Дабы обрести от Него долю.
Он Абсолютный Царь навечно,
Погружённый в совершенство своего могущества…

***

Тема Симурга заинтересовала меня, когда я писала книгу о нумерологии. Удивительным образом в произведении суфийского поэта Фарид ад-Дина Аттара «Логика птиц» проявили себя темы чисел 7 и 11. Имя великого властителя Симурга переводится как “тридцать птиц”. Именно тридцать птиц прошли трудный путь в поисках высшей истины и высшего царя, а в итоге увидели в облике этой истины сами себя. Подробней я написала об этом не только в книге, но и в своём блоге о числах go-numbers.com.

 

Кот уходил красиво

Кот уходил под пение птиц, герой с тысячами имён. На мягких лапках по облакам в бесконечность. Как был совершенным до коготка, до самого кончика уса, так и остался герой, с тысячами имён, каждое из которых взвешено на весах вечности.

Кот уходил красиво, и сосны Ясной Поляны смотрели его глазами в небо, а в небе – птицы – свободные, быстрые, неутомимо прекрасные.

С тысячами имён – по одному на каждый волосок кота, на каждое перо птицы, на каждый отблеск солнца в переливах небесных сфер.

Когда приходит весна

Когда приходит весна, с ней бесполезно спорить. Она заставляет раскрыться – почки, бутоны, лёд на реке. Попробуй остановить ледоход. Можно лишь горевать, что зимой по толстому льду было так легко перейти на другой берег, а теперь никакой стабильности, только бурный поток.

С весной не поспоришь. Можно только вдохнуть её силу, сокрушающую лёд, уничтожающую снега, освобождающую землю для принятия чего-то нового.

Сердце весны бьётся внутри бутонов будущих цветов. Сердце весны пульсирует в пробудившихся ото сна водах реки. Будем ли мы жалеть о том, что растаял лёд, или примем в себя энергию пробуждённого потока?

Природа отражается в нас. Когда наступает время, в самый подходящий срок тает снег неведения и отчуждения, пробуждается нечто новое, иногда шокирующее, неизвестное, ломающее привычные схемы. Что делать нам с этим новым? Даже если решим поспорить, то вряд ли это получится. Весна всегда будет права.