Author Archives: Janna

СОгласие

«Я тут мир понимаю не так, что мы очертим чертой какой-то круг и скажем, «это мир», а так, что мир – это СОгласие, собрание всех голосов, какие есть». – В. Бибихин

Звуки Малиновой засеки хочется пить, они такие свежие и заряженные весенней энергией каждого из быстрых ручьёв и каждой из поющих птах. Даже первые цветы, робко, но настойчиво пробивающиеся из под прелой листвы, тоже, кажется, звучат, просто очень тонко и едва ощутимо для обычного слуха. Соприкосновение этих звуков и тебя происходит где-то на невидимой мембране нет, не уха, а того, что ощущается как твоя душа. И от этого касания она успокаивается и раскрывается.

Раскрывшись, уже не может создавать препятствия ни чувственным ощущениям, ни входящим в неё звукам. Так что и гул надрывно ревущей под колёсами грузовиков трассы, что слышен вдали, не может остановиться и прокатывается по нежному звуковому ландшафту журчащих ручьёв, щебечущих птиц и распускающихся первоцветов.

Душа протестует, она хочет закрыться от этого шума, но закрывшись от него, она закроется и от других звуковых потоков, станет как будто глухой и оттого сама потом онемеет. Все голоса, которые есть, нужны ей для того, чтобы быть живой, чтобы самой звучать, чтобы был шанс прийти к согласию с этим миром.

Здесь и там

Я подумала, что птицы похожи на мантры. Мантры связывают между собой физическую и тонкую реальности, а птицы – землю и небо.

Людям всегда интересно заглянуть за границы мира, ощущаемого пятью органами чувств, и мы всегда смотрим на небо как на обещание этого запредельного опыта.

Порой мы чувствуем себя зажатыми в рамках и ограничениях «среднего» мира, ощущая себя в мире, но «не от мира». И потому читаем мантры, каждой каплей звука проливая на землю небесную благодать, и любуемся птицами, окрыляясь их свободой и возможностью быть «здесь» и «там», касаться крыльями неба и быть причастными к творению земной красоты.

Ополовник

Ополовник так быстр, что пропадает из видоискателя бинокля раньше, чем удаётся настроить резкость. Однако сомнений в том, что сегодня к нам прилетала стайка ополовников, никаких нет. У них очень характерная внешность – маленькие пушистые комочки с длинными хвостами. Тельце ополовника выглядит буквально шарообразным, потому что он втягивает голову в плечи.
Говорят, что эти птички-непоседы не пугливы и могут подпустить к себе довольно близко, но сидеть и ждать, пока человек налюбуется ими, они не могут – буквально каждую секунду им надо перепрыгивать или перелетать с ветки на ветку.

Эти птички – хороший тренажёр внимательности и быстроты реакции. Кроме того, сегодняшний эпизод с ними показал, что в любой момент на фоне серого неба совершенно обычным зимним утром вдруг может произойти нечто прекрасное. Оно будет не из категории «Вау!», небо не расцветится яркими красками и не прольётся чудесными откровениями.

Этим прекрасным окажутся ничем не примечательные на первый взгляд птички, которые вдруг попадут в поле твоего внимания. И по каким-то признакам ты поймёшь, что никогда не видела таких раньше. Начнёшь присматриваться и откроешь для себя новую разновидность синиц. Слишком просто? Да. Всё настоящее в жизни действительно очень просто.

 

Птицы-патефоны

В нашем доме появился патефон…*

Птицы-патефоны долгожители. Они удачно совместили в себе две ипостаси – материальную и тонкую, ту, которую нельзя потрогать, но можно услышать. А как услышишь, то сердце откликнется песней, и эта песня будет жить в тебе долго-долго. Даже, наверное, так: она останется в твоём сердце навсегда.

Ты забудешь о ней, а она, притихшая, будет ждать подходящего момента, чтобы напомнить о себе. Она поддержит твою радость, она сделает светлой твою грусть, она станет островом в море отчаяния. Она ничего не попросит взамен, кроме твоей внутренней тишины, в которой ты сможешь услышать её.

Птицы-патефоны оказываются в твоей жизни неслучайно. Они напоминают тебе, что материальная природа красива и гармонична. Но она требует твоих рук для подзавода, твоего внимания в выборе пластинок и твоей любви к процессу пробуждения духа в том, что иначе будет вечно молчать.

Птицы-патефоны всегда готовы спеть вместе с твоим сердцем.

______________
*Теперь их уже три, и у каждого своё птичье имя: Снегирь, Зимородок и Московка

Двиджа

В санскрите один из синонимов слова «птица» – двиджа, что означает дважды рождённая. Сначала птенец рождается внутри яйца, а потом переживает второе рождение, проклёвывая скорлупу и появляясь на свет. Так задумано Творцом, что живое существо проживает свои первые дни или месяцы в темноте, тепле и неведении. Мир яйца кажется надёжным, защищённым со всех сторон крепкой бронёй, а жизнь в этом мире представляется спокойной, полной всего, что нужно народившемуся существу – тепла, питания, заботы невидимой, но постоянно присутствующей матери.

И вот какая-то непонятная сила заставляет ломать привычный порядок. Собственным клювом живое существо разбивает уютные границы, прощается со спокойным миром неведения – и всё это для того, чтобы родиться заново в мире тревог, волнений и чистого свободного неба. В этом мире живое существо будет взлетать, падать и снова взлетать, и ни разу не пожалеет о мире внутри яйца, ведь если даётся второе рождение, то у него есть смысл, такой же бескрайний, как небо, и такой же красивый, как Земля.

Этот смысл в том, чтобы в живом существе родился Творец, а когда это происходит, то кого мы назовём дважды рождённым? Того, кто проклёвывается из яйца, или Того, кто рождается «второй раз», проявляясь в сердце живого существа, будь то птица или человек? И не важно, что этих вторых рождений может быть столько, сколько живых существ, пробудившихся к реализации замысла Творца, Нерождённого и в то же время вечно рождающегося Двиджи.

 

Переход 2020-2021

…Мы все ждём, когда наконец-то закончится год «счастливого трамвайного билетика», и уже хочется поскорее спрыгнуть с этого трамвая и пересесть на новый вид транспорта. С детской наивностью мы думаем, что, перевернув календарь, мы войдём в другой мир. Так ли это? Посмотрим на числа.

Год 2021 (2+0+2+1=5) переводит нас в пространство пятой стихии, выражаемой числами 5/10 – это эфир. Вы когда-нибудь видели эфир? Может быть, вы его трогали или нюхали? Вряд ли. Эфир включает в себя все элементы и при этом остаётся абсолютно прозрачным, тонким, неощутимым. Это, скорее, духовная энергия, ведущая к интеграции через множество кругов трансформации, которые находят своё выражение в пяти элементах. Все они определённо останутся с нами и в грядущем году, ведь элементы, или таттвы, составляют физическую реальность, в которой мы находимся. Снова и снова мы будем проходить эти круги, надеясь на то, что однажды они превратятся в спираль, которая выведет нас к свету, индивидуальному для каждого и общему для всех. Посмотрим на эти элементы ещё раз через призму чисел наступающего года…

Читать статью полностью в моём блоге о числах.

 

гляди на бога в нём

 

на бога в нём,
гляди на бога в нём…*

Только так, по-другому не может быть, потому что все звёзды сошлись, и все планеты выстроились, и всё здесь на Земле сложилось, чтобы родился он, мой сын, мой друг, мой вечный разговор с самой собой, мои ответы без вопросов, моё путешествие к себе и миру.

Как поэт, который идёт за рифмой и подчиняется мысли, даёт рождение магии, про которую и сам не всё понимает. А слушатели и читатели, захваченные красотой строки, ищут в ней свои удивительные смыслы и, о невероятность! находят.

Так и я, смотрю на тебя и пытаюсь разгадать те смыслы, которые заложил в тебя Творец, влекомый Своим, Божественным замыслом. И чем глубже я погружаюсь в эти смыслы, тем шире становятся границы непознанного. Я стремлюсь настичь эти пределы, но в какой-то момент замираю в молчании и простом осознании чуда. Наверно, это главное, что нужно понимать в тебе. Чудо.

____________________
*Вера Полозкова

Вместо 48 слов

Недавно приснилось, что я рассказывала Вере Полозковой о том, что в хинди есть 48 слов для перевода русского слова «добрый». Так ли это, не знаю, но слово действительно настолько важное, что достойно тысячи способов сказать о нём. И я бы сказала, что доброта – это во всех смыслах состояние, но всё же скорее я обозначу её как движение. Чтобы что-то произошло, нужно, чтобы возникло движение. Добрый человек добр потому, что приводит в движение механизмы, творящие добро. Сами по себе эти механизмы как модельки машинок 32:1 – красивые, но ездить на них нельзя.

В холодную пору у птиц два главных вызова – холод и бескормица. С первым они справляются достаточно успешно. Клесты, например, даже умудряются вывести потомство. Всё дело в том, что зима – это лучшее время для вскармливания птенцов, которые питаются семенами ели. Семена-крылатки созревают осенью и остаются в шишках всю зиму, а в марте падают на землю и становятся пищей птенцов, которые как раз в это время начинают вылетать из гнёзд. Чтобы птенцы вылетели в марте, нужно отложить яйца в конце января, в самый трескучий мороз.

Холод не страшен птицам, если есть корм, но его ресурсы становятся недоступны при температуре ниже 15 градусов. Кроме того, чем сильнее мороз, тем больше энергопотери пернатых. И вот тогда их спасают кормушки, которые почти каждый из нас может повесить у себя за окном, в парке, во дворе или в лесу и время от времени подкладывать в них семечки. Это очень простое действие, которое приведёт в движение механизм доброты. И на самом деле не нужно 48 слов, чтобы сделать это, потому что это нужно просто сделать.

 

Cхватить поверхность ручья

… а как схватить поверхность ручья?*

Зима заставляет думать о вечности, наверно, потому что она кажется неподвижной, застывшей, в ней не происходят перемены. Лёг снег – и это на целую вечность. Короткие дни – и это словно на века. Холод – он как будто прокрадывается в душу и тянет, тянет её в бесконечность.

Замёрзшее озеро у деревни Грумант, не поток, но твердыня, не блеск воды, а покрытая снегом гладь. Деревья не отражаются на её поверхности, рыбы не плещутся и не взмахивают хвостами, не разбрасывают солнечные брызги. Тишина равная вечности накрыла и озеро, и лес, и поле. Но как заметил философ, в материальном мире вечность невозможна, потому что по самой своей сути это мир перемен.

Я подошла к озеру поближе и вдруг осознала присутствие звука, который сейчас я назвала бы звуком перемен. Это было журчание воды, стекающей из под толстого ледяного покрова в овражек и бегущей дальше к слиянию с речкой Воронкой. Этот ручей блестел под неярким декабрьским солнцем, в нём можно было увидеть будущее. Несложно было угадать, что будущее – это весна. Я захотела схватить и унести с собой сверкающую поверхность этого ручья. Однако в мире переменчивых форм мы можем обладать только вечностью, которая не принадлежит ему, но остаётся в переживаниях сердца.

Ответом на мои ещё не родившиеся в тот момент мысли стало звонкое «ци-пинь, ци-пинь, зи-зинь…зи-зинь». Узнали, чей это голос?

___________
*М.К.Мамардашвили «Беседы о мышлении»

 

Синичкин день

12 ноября отмечался Синичкин день. Считается, что к этому дню заканчивается межсезонное перемещение птиц – те, которые должны были улететь на юг, улетели, те, которые должны были прилететь с севера, прилетели. Это такой своеобразный «птичий экватор», когда устанавливается миграционный баланс. Все оказываются на своих местах, при своих делах до того, как раздастся весенний зов, и всё опять начнёт перемещаться.

Середина ноября – время подвести итоги – кто улетел, кто остался, с чем улетел и с чем остался. Можем ли мы выбрать с чем оставаться? С холодной зимой и снегом или с тёплой печкой и пирогами? А может – с предвкушением весны и ожиданием прибавления светового дня? Каковы наши дни сейчас, когда рассвет всё позже, а закат всё раньше? 

Наши дни тянутся чередой по горизонтальной плоскости, с понедельника по воскресенье, повторяясь снова и снова. Но в этом течении есть день, который не называется ни понедельником, ни вторником, ни другим днём недели. Он называется «сегодня». Когда мы вдруг понимаем, что живём не завтра и не следующей весной, а живём именно сегодня, нам хочется встать, нам хочется противопоставить горизонтальности течения дней вертикальность своего участия в происходящем. Сказать себе: «Я есть, и я здесь». Сегодня – самое подходящее время, чтобы определить своё положение.